Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:25 

Rodney McKay: Cat Lady of Atlantis

Molly_Malone
Precisely!
Название: Rodney McKay: Cat Lady of Atlantis
Автор: mklutz
Переводчик: Molly_Malone
Бета: Сам себе граммар-наци
Рейтинг: PG
Пейринг: это джен и второй сезон плюс любовь внутри команды, но, если хотите, есть намеки на пре-Шеппард/МакКей, пре-Ронон/Родни и пре-Тейла/Родни.
Жанр: Action/Adventure, Challenge, Friendship, Humour, Pre-relationship, Team
Отказ: Don't own, don't know, don't ask, don't tell.
Саммари: Для Undermistletoe 2006 «Неделя крэка и клише: Кто-то превращается в животное (день 20й)». Спойлеры к третьему сезону вплоть до «Дао Родни». Вы, наверное, думаете, что Родни не повторит своих ошибок.
Предупреждения: нет
Разрешение на перевод: получено

Глава 1.

Вы, наверное, думаете, что Родни не повторит своих ошибок со странными машинами, найденными учеными в когда-то затопленной части города. Вы даже, наверное, думаете, что испытав на себе психологические эффекты одной из таких машин, Родни проявит больше сочувствия к положению других пострадавших от воздействия технологий Древних.
читать дальше

@темы: Родни МакКей, Переводы, Категория: преслэш, Джон Шеппард

Комментарии
2011-04-28 в 13:29 

Molly_Malone
Precisely!
Глава 2. Mensa AU Danger Kitty Remix.

На Атлантиде Рода ни одна команда ученых не исследует новые районы города без военного сопровождения. Так они предотвратили множество инцидентов и спасли много жизней. Он, конечно, не кадровый военный, но он всегда работает тщательно и много, у него наметан глаз на мелочи как ни у кого. Также у него три докторские степени и огромный багаж обыденных знаний, почерпнутый из «Стар Трека».
Суть в том, что как минимум один день в месяц Род проводит, закатывая глаза, пока доктор Шеппард восторженно кружит около покрытых пылью и грязью приборов Древних. Один «ботаник», один крутой парень и один военный сопровождения, который обычно маячит в дверях и присматривает вполглаза. Это очень волнующе – потрясающе, вдохновляющее и захватывающе – но Род знает, как держать марку, а Шеппард решительно не знает. Одной рукой Шеппард поправляет съехавшие очки в темной пластиковой оправе, другой быстро печатает на своем ноутбуке. Он рассеяно почесывает затылок, вихры, примятые с одной стороны, торчат острыми кончиками влево. Он делает предварительные наблюдения на месте: полное описание любого прибора в отношении количества и качества, несколько сжатых гипотез.
У Рода заметки обычно выглядят примерно так: 12х5х7 см., кристаллическая фасеточная поверхность, похожа на панцирь черепашек ниндзя. 1 шт х Щит??
Иногда Шеппард рассеяно пишет уравнения полёта в желтом блокноте во время совещаний – изящная взаимосвязь цифр и букв определяет и описывает траекторию полета реактивного истребителя. Угловатые линии корявого почерка, характерного для большинства мужчин, как будто он так и не выучился правильно писать. Такой же почерк как у того, другого Шеппарда. Этот Шеппард и не заговаривает о своем желании попасть в ВВС США, но Род был в совсем другой вселенной. Род знает вещи, которые он не должен знать.
Может быть из-за этого – из-за случайной рассеянности Шеппарда – прибор случайно включается против протокола. Род знает, что вот только что одна неуклюжая нога Шеппарда замерла, перестав почесывать лодыжку другой, а в следующий момент Род чувствует, что он становится меньше. Теплее.
Пушистей.

*

– Вы принимаете все это слишком близко к сердцу, д-р МакКей – вздыхает Шеппард после того, как кончилось совещание. Он сидит болезненно прямо на своем обычном месте и моргает за стеклами очков. – Это прекрасная возможность провести исследование и вы должны ценить многообразие возможных применений.
Род на это мог бы сказать очень многое, но все что он может – это недовольно зашипеть, звук получился совсем не такой мужественный, как ему бы хотелось.
– Кроме того, – продолжает Шеппард, не заметив ничего, – если вы придете на нашу встречу MENSA-клуба, возможно, вы будете первой кошкой, выигравшей в “Power Barons”. В космосе!
Шеппард любит добавлять «В космосе!» в конце свих утверждений, возможно чтобы напоминать самому себе, что он действительно живет в Городе Древних в другой галактике.
Очевидно, ему мало того, что вся архитектура города повинуется его малейшей прихоти. Шерсть на загривке Рода встает дыбом и хвост в бешеном ритме хлещет по спинке кресла.
– Да ладно, пойдем в лабораторию. У меня есть несколько действительно интересных идей по поводу тестов на этой машине. Род идет за ним не потому, что он хочет слушать болтовню Шеппарда о его интересных тестах, а потому, что он боится, что не сможет активировать двери конференц-зала, чтобы выйти самостоятельно.
Ну, хорошо, может еще потому, что Шеппард не скотина. Просто законченный «ботаник». А еще он косолапит.

*

В том, что ты – кот есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, никто ничего не ждет от Рода. Ему не надо оправдывать ожидания, придерживать свой язык, делать правильные вещи или даже делать какую-либо работу вообще. Это похоже на больничный, только без боли – все, чем он занимается, это дремлет на мониторе Шеппарда, с удовольствием распластавшись животом на теплой, мягко гудящей технике. Если он шипит на кого-нибудь, кто пытается его погладить, то это списывают на то, что он – кот сейчас, а не на то, что Род не желает иметь дело с некоторыми.
Карсон даже заявляет, – Мы не имеем понятия о его психическом состоянии и воздействии на его центральную нервную систему! У него может быть сейчас глубочайший стресс! – Хейтмайер согласно кивает. На самом деле, Род никогда не был настолько расслаблен.
Кошкам не надо быть другом для всех и никто не ждет, что кошка будет со всеми любезна. Совсем напротив, ожидается, что доверие кошки надо еще заслужить. Роду интересно, наверное, жизнь другого МакКея была похожа на это, за вычетом сна на теплом мониторе и внезапного непреодолимого желания вылизываться несколько раз в день. Не надо подстраиваться под давление обстоятельств, только безжалостная честность. Другой МакКей очень нравился людям, там, в другой вселенной, и он нравился несмотря, а иногда даже благодаря своей грубости и высокомерию и жалким социальным навыкам. Там, где Род уже давно понял, что неважно насколько ты умный, ты ничего не добьешься от других без социального подкупа и нескольких любезностей, другой МакКей прет напролом не взирая на дипломатию, ожидания и прокладывает себе дорогу к вершине.
Род этому завидует, иногда.
К минусам кошачьего положения можно отнести то, что проснувшись, он чувствует отчаянную потребность внести свой вклад в процесс, но он физически не способен на это. Его лапы и когти плохо работают на клавиатуре, мышке или тачпаде, его глаза видят всё по-другому. Взбесившись, он начинает носиться по комнате, размяв мышцы после нескольких кругов он, наконец, изящно запрыгивает на монитор Шеппарда и устраивается там.
И будь он проклят, если этот зануда не смотрит на него снисходительно.
Тейла и Ронон заходят несколько раз за день, проверяют, как дела. Тейла говорит с ним мягко и протягивает ему руку, чтобы понюхать. Ронон хватает Рода за шкирку, встряхивает его дважды и сажает к себе на плечо. Странно, но Род совершенно не против.
– Наверно хочет поесть, – бурчит Ронон, а Шеппард моргает, как будто только что осознал, что прошло уже несколько часов и что, наверное, они оба проголодались.
– Я бы и сам поесть не против, – говорит он, снова поправляя на носу очки, компьютер отправляется в спящий режим. Тейла и Ронон предельно терпимы к заскокам и причудам Шеппарда. Они оба в прошлом не раз проходили тест на IQ и разные развивающие игры.
Удивительно, что они так долго продержались как команда. Единственная причина, по которой им вообще разрешили быть одной командой это то, что Род прошел все курсы полевых тренингов от КЗВ. Он участвовал во внеземных миссиях с командами, сталкивался с гоаулдами, обедал с Тил'ком и даже с генералом О’Нилом и доктором Джексоном. Немного времени он провел и с доктором Картер (блондинка, шикарная, умная). Возможно именно то, что он смог пережить обед с О’Нилом и Джексоном, способствовало тому, что ему дали свою команду на Атлантиде. За такое дают дополнительные баллы.
Раньше у них был Форд, до того, как он отправился болтаться по галактике постоянно под кайфом из-за энзима, но никто не сказал ни слова о том, чтобы добавить другого официального представителя военных в его команду. Это серьезный комплимент.
Роду интересно, будет ли так и в этот раз, если он останется котом навсегда.

*

На следующий день первым появился не Ронон или Тейла или Зеленка или даже Элизабет, а Лорн. Доктор Лорн, «Доктор истории искусств», как он однажды представился ему, и Род так и думал, пока кто-то ему не сказал, что Эван Лорн обладает также докторскими степенями по антропологии и по геологии.
Как ни странно, история искусств на деле оказалась полезнее, чем антропология.
Что еще более странно, сегодня Лорн – кот. Небольшой, с гладкой блестящей черной шерстью. Шеппард слишком поглощен своими расчетами, чтобы сразу его заметить, а Род замечает. Он с Лорном внимательно смотрят друг на друга не мигая, медленно поводя хвостами.
Проблема: Род не говорит по-кошачьи. Он пытается сказать «Уверен, у тебя все скоро будет в порядке» и «быть котом вполне неплохо, тебе стоит попробовать», но все что у него получается, это мяуканье, мурчанье и даже попискивание. И все это не имеет никакого смысла. Но, по крайней мере, он попытался.
‘Лорн?‘ «мряу?»
– Ньау, – отвечает Лорн. Род понятия не имеет, что это означает. Вспоминая, он также не может понять, как он узнал, что это Лорн, ну, возможно, только из-за того, что он пахнул как Лорн, и у него было пятнышко розовой краски на правой задней лапе.
Через тридцать секунд неловкого кошачьего молчания Шеппард поднимает голову от своей круговерти цифр и замечает Рода и Лорна, пристально смотрящих друг на друга.
– Я думаю, нам понадобится больше тунца?

2011-04-28 в 13:30 

Molly_Malone
Precisely!
*

Спустя два часа и сорванную перекличку все остальные, наконец, тоже догадываются, что это определенно Лорн. Никто больше не пропал и команды на других планетах подтвердили, что у них там никто еще не превратился в кошку. Род не знает, за кого ему больше стыдно, за себя или за всех остальных в городе, за пределы глупости к которым они подошли, доказывая, насколько они глупы.
Вместо этого он начинает вылизывать свои лапы.
У него есть теории, вероятности и идеи, и первый раз в жизни его расчеты проходят практически на уровне инстинктов, но он никаким образом не может это записать или как-либо выразить.
А Лорн догадался. Он сбегает, пока Род нежится на теплом мониторе Шеппарда и мурлыкает, а через час возвращается весь в краске. Весь покрытый краской. Возможно, им придется его побрить, потому что вряд ли это можно вымыть из его шерсти.
Лорн весь в пятнах краски, розовой, синей, зеленой и черной, он стоит на четырех лапах и издает ужасно смешные звуки пока Род наконец-то не соизволил спрыгнуть с монитора и пойти за ним.
В творческих лабораториях (о боже, он не мог поверить, что их называли лабораториями) Лорн ухитрился уронить на пол длинные рулоны бумаги и несколько открытых банок краски. Два искусствоведа ползали на коленях, разглядывая этот бардак, в своей типичной невероятно глупой, но при этом восхищенной манере. Род отгоняет их фырканьем и смотрит сам. Их «проницательные замечания» в основном сводятся к возгласам: «Великолепное использование цвета!» или «О, я думаю, он хотел выразить свой страх перед конформизмом и кодексом военных законов посредством дрстил. Очень тонко! »
Лорн умудрился нацарапать (хотя это, наверное, неправильное слово) при помощи когтей и краски свое имя. Еще там есть пара предложений, которые может и имеют смысл для специалистов по живописи, но не для Рода (по содержанию, но не по форме). Что важно, на полу еще остались лужицы краски, которой он может воспользоваться, а также много чистой белой бумаги, разложенной перед ним.
Он может общаться.

*

Писать при помощи когтей, лап и шерсти труднее, чем он предполагал. Это вообще невероятно медленно, особенно по сравнению с его мыслительным процессом, это ужасно неаккуратно, повсюду остаются отпечатки лап. Род весь в липкой пахучей краске. А еще ему часто хочется поспать и он периодически отключается, а специалисты по живописи (ух, – маляры – ) в это время выставляют новые тарелки с краской, убирают старые, наводят порядок и расставляют вещи так, чтобы Роду и Лорну было удобнее работать.
В итоге, кто-то позвал Зеленку, который, в конце концов, может подхватить мысль Рода и начинает свои вопросы «мяукни один раз – если да и два раза – если нет», заканчивается это царапинами от кошачьих когтей и дальнейшим рисованием формул и расчетов по математике, физике и электрическим схемам Древних.
Следующее препятствие возникает, когда Зеленка рвется проверить результаты работы Рода, хотя тот еще не дошел до решающего момента (опять упал поспать), и оказывается маленьким, оранжевым, пушистым и невероятно счастливым. Очевидно, он очень похож на кота майора Кусанаги, который остался дома, и она немедленно забрала его, чтобы почесывать живот, спинку и кормить свежими сливками и рыбой из столовой.
Она, вероятно, совсем забыла на час или три, что его надо показать Карсону, наверное, всё из-за мурлыканья и поглаживаний.
И им очень повезло, что Шеппард про них вспомнил в третьем часу ночи и забрал Рода и Лорна к себе на ночь. Кажется, ему все равно, что они липкие и в пятнах всех цветов радуги, как новый мультик в стиле 80-х (Коты-ученые? Мой маленький Котмен? Он-кот?). Он просто вырубается под одеялом и не возражает, что Лорн и Род засыпают на его ногах.
Все трое во сне толкаются и пинаются.

*

Зеленка и Кусанаги теперь просто не разлей вода и Род написал бы пространный внутренний монолог на тему того, насколько это странно, но у него и доктора Лорна тоже самое происходит с доктором Шеппардом.
Да, Шеппард немного повёрнутый, но он работает без перерыва с тех пор, как Род изменился, за исключением нескольких часов сна. Он сидит практически только на одном кофе, а Лорн и Род по очереди тыкаются в него лбом, чтобы их погладили, когда они возвращаются в его лабораторию, чтобы поспать. Рисовать, будучи котом, действительно трудно. Не говоря уже, что свою единственную тройку он получил по обязательному курсу рисования в девятом классе.
Теперь, когда Род вынужден присматривать за работой Шеппарда и Зеленки, чтобы не терять свое время, он оценил то, как Шеппард работает с числами. Сначала все эти внезапные прыжки и пропущенные стадии смущают, но потом Род видит, что Шеппарду не нужны промежуточные стадии. У него и так все получается.
А потом его удивляет, если у Шеппарда все так просто с числами, то почему он выглядит таким удивленным каждый раз, когда древние приборы загораются от его прикосновения с такой же простотой?

*

Еще одна проблема в том, что Лорн не особо помогает. Все, что он пишет или рисует, связано с проектом, когда они учили слонов рисовать еще на Земле. Все это кажется колоссальной тратой времени и Род мечтает, чтобы Лорн уже прекратил ребячиться и использовал свою степень по геологии.
Тем временем, Зеленка так отвлекается на знаки внимания от майора Кусанаги (она просто пугающе любвеобильна), что постоянно витает в облаках вместо того, чтобы писать лапой числа, или вообще сбегает к ней, в какой бы части города она ни работала. Миниатюрная японка в очках и маленький рыжий пушистый кот с несколькими научными степенями – первая линия обороны Атлантиды.
Великолепно.

*

В итоге героем дня оказывается не Род и не Шеппард. Слава богу и не Зеленка или Лорн, а, к несчастью, доктор Джексон и доктор О'Нил из КЗВ. Очевидно, Джексон и Картер во время одной из спасательных миссий превращались в кошек.
Спасательных миссий. Это просто смешно! Они проникли на корабль гоаулдов, чтобы вернуть Тил'ка, и большую часть времени провели в виде кошек.
– Правда, – говорит Дэниел, устанавливая прибор, – просто так совпало. Джек и я пытались получить разрешение посетить Атлантиду со времени первой высокосжатой передачи данных.
– Говори за себя. – Доктор О'Нил не перестает нервничать с тех пор, как только сошел с «Дедала», с опаской поглядывая на машины, стены и даже двери. – У меня от этого места мурашки по коже.
Шеппард смотрит на них, как будто он не может поверить, что они настоящие. Род может игнорировать что угодно, пока Шеппард с Джексоном и О'Нилом не решат сыграть в Scrabble или Dungeons and Dragons.
– О, подождите, – останавливается Джексон перед тем, как включить прибор и роется в карманах в поисках маленькой цифровой камеры. – Твоя сестра передает тебе привет, Род, как и Сэм, конечно, и они обе хотят фотографию.
Что бы сделал МакКей в этой ситуации? Другой МакКей? Возможно он не был бы весь покрыт краской. Возможно, он вообще не был бы котом. Раньше Роду нравились кошки.
Возможно, МакКей не соглашается снимать себя, пока не будет уверен, что это будут достойные фотографии. Возможно, он бы вышиб камеру из рук Джексона, грохнул ее об пол и вопил бы, чтобы ему вернули прежний вид.
Зеленка чихает, Шеппард становится на колено, чтобы почесать им головы, Лорн мурлычет и жмурится, Род пригибается, готовясь атаковать. Ему так хорошо.
– Улыбочку!
Род – не другой МакКей. Он сдерживает себя, действует вежливо и заводит дружбу с каждым. Он прилежно выполняет всю бумажную работу, улыбается и никогда не называет никого «законченным идиотом» или обвиняет кого-нибудь в том, что он «хочет нас всех взорвать?!» или хмурится на техников, объясняя, насколько они некомпетентны.
Род – не другой МакКей, их Лорн – майор, их Шеппард – подполковник, увлекающийся гольфом и серфингом. Но он бы не променял их на все МНТ в Пегасе.
Вспышка чуть не ослепляет его в следующую секунду и он, Лорн и Зеленка совершенно ненамеренно оставляют на руках Шеппарда глубокие красные царапины.
Род не обменял бы Зеленку или Шеппарда или Лорна ни на что. Хотя он может, обменял бы Джека и Дэниела.
Идиоты.

fin

2011-04-28 в 14:25 

Molly_Malone
Precisely!
Пикспам по поводу этого фика можно посмотреть у меня в дневнике.

2011-05-19 в 22:31 

Salma Trutta T.
The river is flowing, flowing and growing, the river she is flowing back to the sea
какие они :heart: :heart: :heart:

   

Город на краю Океана

главная