16:31 

Ещё кусочек

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
Название: And All We Have
Автор: seekergeek
Переводчик: Асмея
e–mail: пишите на u–мыло, договоримся.
Беты: Эгра, Hamaji
Категория: slash
Жанр: Drama/AU (без учета 4 и 5 сезонов).
Рейтинг: NC–17
Пара/Герои: Шеппард/МакКей
Предупреждения: упоминается суицид (никаких описаний, всего лишь упоминание!), римминг.
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал: тут
Статус: закончен.
Отказ от прав: Ни автор, ни переводчик материальной выгоды из произведения не извлекают.
Описание: Орай уничтожили Землю, Атлантис встал перед выбором: научиться выживать в галактике Пегас или погибнуть…
Размер: 29, 302 слова.
Начало | Прода
***
Родни сидел на краю кровати, старательно, но как–то лениво зашнуровывая ботинки. После потери Земли это их первая миссия. Он сам толком не понимал, хочет на нее идти или нет. После всех потерь жизнь команды стала на порядок драгоценней, чем раньше. В конце концов, другой семьи у него больше нет. У Родни внутренности связывало узлами, стоило ему подумать о гибели хотя бы одного из них. Особенно учитывая отсутствие у Шеппарда инстинкта самосохранения.
Родни вздохнул. После переговоров с подчиненными Джон почему–то охладел к нему. После всей проявленной заботы из–за смерти Симпсон это ощущалось, как хороший хук справа. Надеясь прояснить ситуацию, Родни обратился к Тейле; та одарила его многозначительным взглядом и спросила, разобрался ли он в себе. МакКей нахмурился. Ответ явно вертелся на языке, но принимать вербальную форму не желал категорически. Родни это бесило, проблем у него хватало и раньше, теперь же быть занятым по горло было для него вполне естественно.
Он разочаровано вздохнул. Ничего не поделаешь, придется думать. Команда наверняка дожидается его в зале Врат. Миссия обещала быть несложной: они отправлялись за едой. В базе данных планета значилась как богатая плодородными почвами и пищевыми ресурсами, но имела один существенный недостаток: зимы там были такими суровыми, что исключали возможность проживания на ней в это время. К счастью для лантийцев, сейчас на планете царило лето, не очень жаркое, весьма похожее на начало весны в Торонто. Накинув куртку, Родни вышел из комнаты.
При встрече Джон, как в последние дни, удостоил его лишь мимолетным взглядом.
– Готов? Тогда выдвигаемся.
Взгляд Тейлы был полон сочувствия, Ронон же картинно закатил глаза, после чего шагнул вслед за Шеппардом. Родни с трудом удержался от желания по–детски показать им обоим язык. Взяв со склада оружие, они вернулись в зал Врат. Их встретили доктор Вейр и готовый набрать адрес сержант Кемпбелл.
– Вы уверены? Нам не обязательно спешить. – Элизабет волновалась.
Джон покачал головой.
– Нет смысла тянуть. Отсиживаться здесь не значит остаться в безопасности.
Элизабет знала, что Шеппард прав, но ей все равно было муторно.
– Будьте осторожны. Мы не вправе кого–либо терять. Не сейчас.
Пока сержант набирал адрес, Родни предусмотрительно приготовил сканер. Подняв голову, он встретился глазами с Шеппардом. Расшифровать взгляд подполковника не представлялось возможным, тем более, что тот слишком быстро отвел глаза. Поджав губы, МакКей шагнул во Врата следом за Тейлой и Рононом.
Первый час на планете был напряженным, в основном потому, что Шеппард не старался поддержать хоть сколько–нибудь непринужденное общение. Родни пытался проявить инициативу, шутил, подкалывал – всё без толку. Когда ему надоело вертеться ужом на сковородке, МакКей обратил все свое внимание на оборудование, изредка отвлекаясь на насмешливое покашливание Ронона. Декс бросал то на него, то на подполковника удивительно ехидные взгляды.
Несмотря на то, что Родни злила эта непонятно откуда взявшаяся натянутость в отношениях с подполковником, своим приоритетом он считал работу. Зафиксировавшие энергетические всплески датчики тут же подали сигнал.
– Стоять! – скомандовал МакКей, повернувшись в сторону, откуда предположительно шел сигнал. Перед ним раскинулись холмы, значит, источник энергии за ними. – Вот так! – радостно пробормотал он себе под нос.
– МакКей, что там? – нетерпеливо прорычал Шеппард. – Что ты нашел?
Родни нехотя оторвался от датчиков.
– Энергетический всплеск, подполковник. Очень большой всплеск, если быть точным.
Шеппард скроил скептическую мину.
– Сигнал идет непосредственно с холма или из–за него?
Родни посмотрел на данные передатчика Древних.
– Кажется, мы наткнулись на космический корабль…
– За холмом? – Тейла подошла поближе к ученому.
Внезапно глаза МакКея увеличились до размера блюдец.
– Нет, думаю, что холм и есть корабль. В смысле, за несколько тысяч лет простоя бедная железяка обросла мхом и внушительным слоем грязи.
Шеппард удивленно вскинул брови.
– Серьезно? Если так, то это охрененно большой корабль, МакКей. Размером с улей… Уверен, что это наследство Древних?
Родни раздраженно фыркнул.
– Абсолютно! Такая частота волн не характерна для технологии рейфов, в отличие от изобретений Древних. Это судно похоже на «Аврору».
Тейла заинтересованно уставилась на холм.
– Думаешь, нам удастся его раскопать?
– Достаточно будет раскопать вход…
Шеппард нахмурился.
– Уверен, что это не улей?
– Да, – ядовито ответил МакКей. – Может, лучше организуешь лопаты?
Подполковник в последний раз посмотрел на холм.
– Лопаты так лопаты, – пробормотал он, вытаскивая из сумки этот полезный инвентарь. – Где копать?
Родни не стал язвить, лишь молча вышел вперед, ведя команду туда, где должен был находиться входной люк. Подойдя к кораблю поближе, МакКей понял, что ошибался. Эта махина была не просто большой, она была огромной. Не такой большой, как сам Атлантис, но значительно больше, чем улей рейфов. Это впечатляло.
Датчики снова ожили: кажется, они двигаются в верном направлении.
– Если Древние строили суда одинаково, то вход должен быть здесь, я прав? – Родни выжидающе посмотрел на Джона.
Шеппард раздраженно закатил глаза и стал перелезать через очень похожие на виноградные лозы вьюны. Полчаса спустя лопата отчетливо звякнула о металлическое дно. Обрадованный тем, что усилия были не напрасны, подполковник принялся копать еще быстрее. Родни нетерпеливо мялся рядом.
– Ну, не гений ли я? – вопросил он неизвестно кого.
Ронон с Тейлой согласно хмыкнули, Шеппард обошелся скептической миной.
Закончив раскопки, подполковник выпрямился. Родни оторвался от ноута, передал его Тейле и снова схватился за сканер.
– Да! Я же говорил, что это технология Древних! – он жестом поманил Тейлу к себе. Девушка без лишних вопросов подошла поближе. Сравнив данные сканера с теми, что были на компьютере, МакКей улыбнулся. Поколдовав над кристаллами управления, Родни через компьютер ввел команду запуска.
– Сезам, откройся! – мурлыкнул он, наблюдая за тем, как люк отъехал в сторону. Пахнуло затхлостью и несвежим воздухом. – Фууу. Ну и вонь! Остается надеяться, что никакой заразы я не подцепил.
Декс легонько хлопнул его по плечу.
– Все с тобой будет в порядке, – бодро сказал он, приготовив свою любимую пушку.
– МакКей, вы с Рононом идете внутрь, проверяете, что к чему, а мы с Тейлой караулим снаружи, – не терпящим возражений тоном приказал Джон. Косой взгляд девушки Шеппард решил проигнорировать.
Это стало последней каплей. От спокойствия МакКея не осталось и следа. Закинув ноут обратно в рюкзак, он сложил руки на груди.
– У меня есть встречное предложение. Ну его нафиг, этот корабль. Давайте лучше домой! Рейфы вскоре вспомнят об Атлантисе, так что нам некогда здесь кочевряжиться, – развернувшись, он потопал к Вратам.
Джон догнал его, схватил за локоть и, не церемонясь, развернул к себе. Он был в ярости и не скрывал этого.
– Ты что, мать твою, творишь?
Вырвав руку из железной хватки, МакКей обвел пространство между ними:
– Нет, это ты что творишь? – прошипел ученый. – То ты мой друг, то ведешь себя так, словно тебе противно находиться со мной на одной планете! Ты же лучше меня знаешь, что чтобы исследовать судно, мне нужна твоя помощь! Вдруг придется активировать какое–нибудь устройство? Не знаю, какие у тебя проблемы, но подумай, что нам надо во что бы то ни стало удержать город на плаву! Мы в такой жопе, что не имеем права бросаться подарками судьбы!
Джон прикрыл глаза и виновато опустил руки.
– Родни… Всё так плохо?
МакКей стиснул зубы, ткнул его пальцем в грудь.
– Да. А ты что думал?
Тейла беззвучно выросла рядом. Оторвав их друг от друга, она грозно нахмурилась.
– Хватит! – девушка повернулась к ученому. – Родни, пожалуйста, возвращайся на корабль. Ронон сообщает, что чем дальше он заходит, тем хуже там воздух. На нормальное обследование уйдет несколько дней, а то и недель. Корабль надо провентилировать, иначе задохнёмся. А с подполковником я сама поговорю… – последняя фраза была адресована Шеппарду.
– Тейла, разве я могу тебе отказать? – ученый отошел в сторонку. На языке вертелись сотни эпитетов, описывающих происхождение подполковника в очень нелицеприятных выражениях. Развернувшись на пятках, Родни пошел к кораблю, но язвительный комментарий Тейлы о том, что их командир – осел, все–таки услышал.
У входа его встретил Ронон.
– Ты же знаешь, что он тебя любит, да?
Злость Родни рассыпалась в пыль.
– Даже не сомневаюсь, – с ноткой горечи проворчал он. – Но то, как он свою любовь демонстрирует… Начинаю понимать смысл выражения «с такими друзьями и врагов не надо». Теперь, если ты соизволишь отодвинуться, я пойду посмотрю, что мы имеем.
Ронон пропустил его вперед. Первым делом Родни попытался отыскать что–то вроде выключателя. Пошарив рукой по стенам, он с юмором подумал, что здесь, в галактике Пегас, он как никогда напоминает себе автослесаря. Есть! Включив свет, Родни вытащил из рюкзака ноут, подключил его к первому попавшемуся подходящему разъему и принялся за такой знакомый, временами ужасно утомительный процесс проверки систем. Вот так. Сосредоточиться на работе – наилучший способ уйти от личных проблем. Через какое–то время, оторвавшись от компьютера, МакКей посмотрел на Ронона.
– Пить хочешь? – без предисловий спросил Декс.
Родни благодарно взял протянутую бутылку. Пить хотелось зверски.
– На очистку воздуха уйдет несколько часов, но это не страшно. Тейла до сих пор пилит Шеппарда?
Ронон фыркнул.
– Ага. Уверен, он сам от этого не в восторге.
Родни криво улыбнулся.
– Ничего, ему это только на пользу…
Декс озадаченно моргнул.
– Шеппард сам нарвался, не стоило ее доводить… Она не виновата, что вы не умеете разговаривать.
МакКей пожал плечами. Эта тема всплывала уже не в первый раз. Усевшись прямо на пол, он вытащил энергетический батончик. Не ахти какая еда, зато прекрасно поддерживает уровень сахара в крови. Он вытащил из кармана еще один и протянул его сатеданцу.
– Хочешь?
Ронон от еды отказываться не привык, поэтому безмолвно принял шоколадку. Разорвав обертку, он в один укус ополовинил её. Родни поморщился. Единственное, что удерживало его от поддеваний Ронона – то, что Декс укладывал противников на лопатки одной рукой. Доедали в тишине. Ронон смотрел перед собой, а МакКей радовался возможности хоть какое–то время не пялиться в монитор.
К тому моменту, как к судну подошли Шеппард и Тейла, воздух внутри значительно посвежел. Родни пытался понять назначение этой махины, когда почувствовал, что за плечом кто–то стоит. Обернувшись, он увидел виноватую физиономию Джона.
– Гм… Родни, есть минутка? – умоляюще протянул он, вздрогнув от одного взгляда на Тейлу.
МакКей посмотрел на девушку. Тейла всем своим видом выражала нетерпение. Это было плохо. Так она смотрела на них, когда они портили переговоры, в результате чего команда была вынуждена спасаться бегством.
– Есть, – не очень уверенно ответил тот, передавая Ронону ноутбук. Декс в свою очередь вручил его Тейле.
Они прошли в глубь корабля. Родни вопросительно уставился на мнущегося подполковника.
– Я идиот.
МакКей устало прикусил губу.
– Без обид?
Джон страдальчески моргнул.
– В общем, прости, а? – взмолился он. – Тейла… она сказала, чтобы я… сказал… я…
Шеппард судорожно вздохнул, Родни показалось, что еще мгновение, и подполковник свалится с приступом эпилепсии. Он замахал руками.
– Извинений достаточно! Просто пообещай, что перестанешь вести себя, как мудак. И вздохни поглубже, а то тебя вырвет. Тейла в гневе страшна, но убивать никого не станет.
Цвет лица Шеппарда из земляного превратился в бледный.
– Клянусь! Обещай, что…
Родни почувствовал себя неловко. Интересно, чем Тейла его пытала, что Шеппард теперь и трех слов связать не может? Да после столкновения с жуком Иратус подполковник и то меньше нервничал. А сейчас блеет, как барашек. МакКей коротко толкнул его в плечо.
– Шеппард, заткнись! Не знаю, что ты там хочешь сказать, но уверен, что это может подождать до лучших времен. Например, до возвращения в город. Запасемся самогоном Радека, тогда и поговорим, – Родни примирительно улыбнулся. – Всё! Дыши, нам еще работать надо, день не резиновый. Воздух здесь вполне приемлемый…
Джон облегченно расслабился.
– Вернемся, напьюсь… – убитым голосом пообещал он себе.
Родни смотрел на него в полном замешательстве. Тейла буравила Шеппарда недовольным взглядом. Подполковник пытался выглядеть беззаботным, но паника то и дело вырывалась наружу. Тейла мрачно поджала губы, они с Рононом синхронно покачали головами. МакКея это раздражало, ему не нравилось, что при нем ведется беседа, сути которой он не улавливал. Отобрав у Тейлы ноут, он исчез в недрах корабля.
– Хватит прохлаждаться, пора работать!
– Мы с Тейлой будем снаружи, – отрапортовал Ронон.
Проходя мимо девушки, Джон опять побледнел.
Родни дернул его за рукав.
– Прекрати! Не смей падать в обморок, у нас работы выше крыши!
Какое–то время Родни пытался активировать транспортеры, но получалось не очень. Переключившись с личных переживаний на профессиональные, Джон мгновенно принялся с ним спорить. Дойдя до капитанского мостика, Родни попытался наладить работу бортового компьютера. Он оглянулся через плечо. Прогулка пошла Шеппарду на пользу, он больше не выглядел, как привидение, а на лицо вернулась прежняя ухмылка.
Джон стоял, прислонившись к ближайшей стене и сжимая в руках P–90.
– Что–нибудь узнал?
Родни копался в управляющей системе. Если он не ошибся, то здесь все, как на «Орионе».
– Пока немного. Сначала надо узнать, в каком состоянии корабль. Иди сюда, – позвал МакКей, – пока я занимаюсь с системами, активируй, пожалуйста, пульт.
Шеппард коснулся указанной панели. Проснувшаяся электроника мгновенно начала передавать данные на ноут Родни. Прочитав данные, МакКей недоверчиво вытаращился, потом перечитал, побледнел…
Охренеть! И это после всего, через что они прошли!
– Родни? Приятель, не пугай меня! – Шеппард осторожно коснулся его плеча.
Не подумав, что творит, ученый сгреб подполковника в охапку, не переставая истерично хихикать.
– МНТ! На этом судне производили МНТ! Мы выживем! – Родни разжал руки, Джон автоматически сделал шаг назад. Обхватив себя за плечи, МакКей начал рассуждать: – Корабль в довольно плачевном состоянии, но еще работает. Починить его мы, скорее всего, не сможем, но в наших силах наладить кое–какое оборудование. Если сделаем все, как надо, то соберем тридцать МНТ! Тридцать!
Не успел Джон вставить хоть слово, как снова оказался в крепких руках Родни. Он робко обнял его в ответ.
– Серьезно? Мы нашли фабрику МНТ? – Шеппард был удивлен не меньше МакКея. Он знал, что для них значит это волшебное слово.
– Да! Нашли! Наконец–то! – Родни на радостях чуть не придушил Джона.
Почувствовав его запах, ощутив тепло его тела, услышав биение его сердца, МакКей чуть не взвыл. Загадка, подброшенная Тейлой, кажется, нашла свой ответ! Да еще какой! До Родни дошло, что он влюбился. Если быть точным, то в Джона. Спрашивается – за что?!
***
Они оба ее достали.
Когда подполковник Шеппард и доктор МакКей вернулись с корабля, Тейла сразу заметила, что между ними что–то произошло. И дело было вовсе не в МНТ! Если раньше Джон игнорировал Родни, то теперь ситуация уровнялась – они оба старательно делали вид, что все в полном порядке. Пока команда бодро топала по направлению к Вратам, МакКей то бледнел, то вспыхивал радостной улыбкой. В общем, вел себя немного неадекватно. Подполковник же находился где–то между восторгом от ценности находки и желанием провалиться сквозь землю. Последнее настораживало. Тейла вздохнула. Надеяться на то, что Шеппард набрался мужества и признался Родни в любви, глупо. Джон и раньше–то не слишком рвался перешагнуть черту, а сейчас вообще дал понять, что не собирается этого делать в обозримом будущем. Заметив, что подполковник ушел вперед с Рононом, Тейла ловко зацепила МакКея за локоть.
– Родни, что случилось? Ты в порядке?
Ученый попытался отделаться невинной физиономией. Не вышло.
– Не понимаю, о чем ты.
Решил поиграть с ней в молчанку, ну–ну… И не таких обламывали!
– Не заставляй меня играть грязно.
Родни заметно побледнел, решив, что лучше сдаться сразу, чем быть подвергнутым Тейлиным пыткам.
– Я наконец–то понял, почему меня раздражает, когда на Шеппарде висят всякие там Чаи и иже с ними…
Неужели? Не прошло и века.
– И? – Тейла знала, что давит, но МакКея следовало разговорить сейчас, чтобы потом не тащить все клещами.
Он посмотрел на нее так расстроенно, словно для него наступил локальный конец света.
– Мне, кажется, нравятся мужчины… Я обескуражен, ибо менять ориентацию в моем возрасте… по меньшей мере странно. Но с этим еще можно жить. А вот как смириться с тем, что мне нравится именно Шеппард? Во–первых, он мой друг. Во–вторых, военный. В–третьих, и это самое главное, он стопроцентный натурал! Как мне теперь себя вести? Я же всё равно выдам себя с головой! Так! Надо успокоиться, а то Ронону придется тащить меня до Врат на себе…
Тейла погладила его по плечу.
– Вздохни поглубже и постарайся успокоиться!
Усилием воли Родни постарался взять себя в руки. Выдержки хватило на пару минут.
– Тейла, умоляю, ничего ему не говори! Я его реакцию даже представлять не хочу, не то что видеть!
Глядя на искаженное ужасом лицо МакКея, Тейла меланхолично представила, как стучится лбом о ближайшую твердую поверхность. Эти два идиота с абсолютно идентичными проблемами выводили ее из себя! Но она дипломатично промолчала, умудрившись сохранить на редкость миролюбивое выражение лица. Усугублять ситуацию в её планы не входило.
– Можешь на меня положиться. Подполковник ничего не узнает. Давай лучше радоваться нашей удаче, а о ваших чувствах поговорим попозже.
Глаза Родни заблестели, как у воскресшего феникса.
– Да, ты права! МНТ… Разве это не повод для счастья? Теперь мы точно выживем!
Тейла улыбнулась. На подходе к Вратам они услышали громкий голос Ронона:
– Вы чего ползете?! Поторапливайтесь, Шеппард уже достал меня жалобами на холод!
– Я не жаловался! – огрызнулся подполковник посиневшими губами.
Новость о находки команды Шеппарда мгновенно по Атлантису и – самое главное – заставила лантийцев взять себя в руки, с новыми силами окунуться в работу. Тейла устало смотрела, как Родни что–то с энтузиазмом обсуждает с Радеком. Зеленка просматривал данные МакКея и все больше вдохновлялся.
–Тридцать! Тридцать МНТ! – ликовал чех. – Даже если это все, что нам светит с этим кораблем, то мы в любом случае в выигрыше! У нас будет в десять раз больше источников питания, чем требуется!
– Осталось лишь разобраться с оборудованием – и вперед! Кораблю десять тысяч лет, из него только что песок не сыпется. Жаль, что не удалось полазить по нему, как следует… Так что данные требуют проверки, – Родни спустил коллегу с небес на землю. Сам он был полон надежд, но привычно перестраховывался.
Элизабет прочитала отчет, затем сверилась с базой данных Атлантиса.
– Судя по всему, у этого корабля возникли неполадки, и он сел на эту планету для ремонта. Увы, одновременно отбиваться от рейфов и чинить судно экипаж был не в состоянии. Поэтому все, кто там был, эвакуировались в Атлантис. По данным другой Элизабет, капитан корабля успела принести с собой лишь пять МНТ…
– Ясно, – Джону нечего было добавить.
Элизабет продолжила перевод записей бортового журнала.
– Капитан решила, что жизнь экипажа намного дороже, чем техника, поэтому решила спасать людей. Перетащить такой большой корабль через Врата не представлялось возможным… Напоминаю: им очень мешали рейфы. Запечатав доступ к судну, Древние ушли, надеясь, что в будущем смогут к нему вернуться.
– В принципе на этой планете рейфам делать было нечего. Для них там не было никакой кормовой базы. А поклонниками зимних видов спорта они, к сожалению, так и не стали, – язвительно фыркнул Джон. – Думаю, есть смысл исследовать корабль вдоль и поперек. Что–нибудь полезное обязательно найдем, а если получится, разберем его на запчасти и все равно притащим в город.
– Хорошая мысль. Родни, подполковник, с вас списки людей, которых вы рекомендуете для этой эпопеи, – мужчины поняли, что аудиенция окончена и, не сговариваясь, но по–прежнему не глядя друг на друга, вскочили со своих мест.
Тейла послала Ронону многозначительный взгляд. Декс меланхолично пожал плечами.
– Перекусить не желаешь?
– Не откажусь, – она и правда была голодна.
По пути в столовую парочка столкнулась с несколькими обитателями города. У лантийцев будто открылось второе дыхание – спины прямые, глаза горят. Некоторые даже обнимались на радостях.
– Такое счастье, а все из–за какой–то фигни, – недоуменно проворчал Ронон, усаживаясь за стол. Сегодня повара были ужасно щедрыми, и Тейла скептически покосилась на порцию Ронона, подумав, что столько не съест даже их вечно голодный варвар.
– МНТ – источник энергии Атлантиса. Многие помнят, что без него защитить город не так просто, как кажется. Временами спастись удавалось лишь при своевременной помощи «Дедала», – Тейла была прагматиком и знала, что на самом деле стало источником хорошего настроения горожан. – Главное, что народ ожил, нашел в себе силы двигаться дальше…
Эту мысль Ронон полностью поддерживал.
– Ты чем Шеппарда запугала? После вашей беседы на нем лица не было…
– Ничем особенным. Просто сказала, что если он так не желает признаваться Родни в любви – это его проблемы. Но если он продолжит вести себя подобным образом, то его проблемы быстро станут общественными… Не хватало, чтобы он из–за своей несдержанности подвел команду. Я поставила ему ультиматум: либо он меняет тактику, либо я иду к доктору Хейтмейер и Элизабет и закладываю его с потрохами. При этом указываю на конкретный источник его неадекватности.
– Хочешь сказать, что предложила Шеппарду признаться в любви, будучи трезвым? Ну, ты герой! Мне пришлось основательно его накачать спиртным, чтобы он признался, что был женат.
Тейла заинтересовано приподняла бровь.
– А он был?
– Ага. Ему не понравилось, – Ронон насмешливо прищурился. – А что?
– Ничего… Просто я не знала. Значит, он годами обманывал себя…
– Не сказал бы. Женщины ему нравятся, просто мужчины нравятся чуть больше. Во время тренировок он и на меня пару раз пялился…
– Хм, а вдруг все его бывшие были всего лишь прикрытием? В таком случае, я малость переборщила… – девушка недовольно поерзала на стуле. – Нет, жить в его стране я бы точно не хотела.
– Шеппард, двигай сюда, – пробасил Декс, заметив на горизонте подполковника.
Тейла улыбнулась своей самой приветливой улыбкой.
– Джон.
Подполковник не выразил ответной радости; наоборот, он выглядел каким–то нервным.
– Ронон, Тейла. Ммм… Тейла, слушай о нашем договоре… Ты же не серьезно, да?
– Отнюдь. Вот доем и пойду к Элизабет… – она никогда не была сторонником пустых угроз, лучше подполковнику уяснить это сразу.
Тот изменился в лице.
– Тейла! Я правда, правда старался! Но ты же знаешь МакКея… Не успел я рта раскрыть, как он уже велел мне заткнуться…
Она сложила руки на груди, ничего не желая слушать. Шеппард говорил правду, но у нее был свой взгляд на ситуацию.
– Скорее ты не смог связать и трех слов, вот Родни тебя и заткнул.
Джон вздрогнул: эта женщина видела его насквозь.
– Не спорю. Но я пробовал! Честно–честно!
Тейла задумалась. Родни, должно быть, в раздрае. Сталкивать его с Джоном сейчас значит гарантированно все провалить.
– Ладно, – кивнула девушка. – Придет время, признаешься. Но! Если к тому моменту ты будешь вести себя, как сейчас, я тебя сдам. По рукам?
– Ты меня шантажируешь?
– У тебя несколько дней.
Тейла не знала, стоит ли напоминать Шеппарду, чтобы тот перестал шарахаться от Родни или нет. Взвесив «за» и «против», она решила, что не стоит. Им только что на голову свалились тридцать МНТ. Плюс МакКей наверняка страдает из–за резкой смены направленности своего либидо. Пусть успокоятся, несколько дней погоды точно не сделают, мудро рассудила она.
– Ешь, а то все остынет, – иногда прямота Ронона была как нельзя кстати.
Подполковник, видимо, не сразу сообразил, что за столом не только он и Тейла, и, заметив Декса, не знал, куда девать глаза.
– Чёрт! Ронон…
– Шеппард, ты вырос в ужасной стране. Лучше не спорь, а сделай, как тебе говорят!
– Постараюсь… – пообещал Джон, вставая. – Если что, я у себя, – буркнул он и вылетел из столовой с такой скоростью, какую позволяла развить помятая гордость.
Тейла удивленно хмыкнула, а Ронон невозмутимо вернулся к еде.
– Земляне – натуральные психи, – вынес он вердикт и спросил без перехода: – Ты овощи будешь?
***
Встреча как обычно проходила в спортзале.
– Нашла добровольцев? – Эван решил не тянуть. – Или мы с Радеком самые умные?
Он отошел в сторону, чтобы не мешать: Тейла разминалась с бантосами. Вопрос майора был весьма актуален. Она надеялась, что не ошиблась в выборе.
– Вроде того. А вы точно не пойдете на попятную?
Эван покачал головой, подкрепив этот жест серьезным взглядом.
– Не пойдем. Мы с Радеком все обдумали, он поговорил с Мико, ей идея понравилась. Потом я подкинул эту мысль доктору Скотт, подчиненной Колквит – она вообще пришла в восторг. На наше счастье нас подслушивал Дэвид Перриш, он задал пару уточняющих вопросов и сказал, что тоже в деле. Многие из них выросли в больших семьях, поэтому будут только рады компенсировать потери. Вечером будем обсуждать детали.
Тейла отложила бантосы и радостно взяла Эвана за руки.
– Ничего лучше этого за последние несколько дней я не слышала. Спасибо, Эван! Когда собираешься объявить?
Не ожидавший такой пылкой похвалы Лорн смутился.
– Этот вопрос как раз на повестке дня. Знаешь, сначала меня это даже смущало. Но теперь я уверен, что все будет хорошо.
– Рада за тебя! А вы обсудили, как будете заводить детей? – Тейла очень надеялась, что лантийцы задумаются над вопросом демографии. Атлантису срочно требовались дети.
– Мико с Радеком решают это между собой. Не сказать, что он мечтает стать отцом, но пойдет на это, если с него снимут обязанности по воспитанию. Зато доктор Скотт заявила, что будет спать со всеми одинокими морпехами, пока не забеременеет. Ей кажется, что это будет забавно. Дэвид просит разрешения заключить союз с кем–то из твоих атозианцев.
То, что Эван старательно обошел себя, Тейла заметила сразу.
– А ты?
Он покраснел.
– Да как сказать… В общем, мне кое–кто нравится, но…
Тейла знала, о какой женщине идет речь. Все–таки быть наблюдательной очень полезно.
– Доктор Вейр? – майор удивленно распахнул глаза, затем резко побледнел.
– Я заметила, как ты на нее смотришь…
Эван попытался сохранить спокойствие.
– Тогда ты меня понимаешь, да?
Она понимала, но на всякий случай решила взять эту информацию на вооружение.
***
Вечером Родни привычно сидел в лаборатории. Допив последнюю чашку дерьмового кофе, он безучастно уставился в ноутбук. Вообще–то он с удовольствием завалился бы спать, но знал, что не уснет. Во–первых, он все пытался понять, как реагировать на расширение горизонтов своей сексуальности. Во–вторых – как теперь общаться с Шеппардом. Он даже раздумывал, а не вернуться ли ему в свою старую комнату, хотя бы на эту ночь.
– Родни?
От неожиданности МакКей чуть не свалился со стула. Мысленно разорвав незваного гостя на тряпки, он недовольно развернулся к двери. Не повезло. На пороге стояла Тейла.
– Привет, – он вяло улыбнулся. – Ты по делу?
Девушка села на первый попавшийся стул. В лаборатории никого, кроме МакКея, не было, так что устроиться можно было с комфортом.
– Нет. Ты вовремя не пришел домой, я забеспокоилась. Тебе же завтра рано вставать. Ты ведь сам решил вести команду исследователей на корабль, да? Или пошлешь кого–нибудь другого?
Родни с удовольствием соврал бы, потому что говорить правду не хотелось до смерти. Но посмотрев на Тейлу, он пришел к выводу, что лучше не стоит.
– Сам пойду. А домой не иду, потому что захотелось подумать. В одиночестве. Пытаюсь свыкнуться со своей бисексуальностью, черт возьми, – сообразив, что только что ляпнул, Родни понуро опустил голову.
Тейла заинтересовано склонила голову набок.
– Свыкнуться? А ты не знал?
– Догадывался, но женщины как–то спасали. В смысле, они меня устраивали по всем фронтам, так что влечение к парням обитало где–то на периферии сознания. Жить мне это не мешало. Я всегда думал, что если и способен оценить мужчину, то исключительно с эстетической точки зрения. По крайней мере, так я думал о тех, кто мне действительно нравился…
Тейла понимающе кивнула.
– Значит, здесь ты чистый теоретик?
Родни коротко рассмеялся.
– Если ты про однополый секс, то – да. На подобные эксперименты меня ни разу не тянуло. Я всегда думал, что рано или поздно женюсь, заведу детей. Смена приоритетов ставит на женитьбе крест. Господи, Тейла, как быть? У меня от Шеппарда крышу рвет сильнее, чем когда–то рвало от Сэм. Попробуй я намекнуть ему, в чем дело, он меня в порошок сотрет. Если не хуже...
– Родни, помнишь наш недавний разговор? О тебе, твоей ревности и плохом настроении Джона?
МакКей нахмурился.
– Смутно. За последние дни столько всего случилось, что этот вопрос вылетел у меня из головы, – Родни не лукавил, у него в голове действительно был полный кавардак.
– Ты спросил, знаю ли я, из–за чего Джон на тебя сердится. Я ответила, что если он и сердится, то только на себя.
– А, ты об этом, – протянул он и вдруг понял. Вскочив со стула, он заметался по лаборатории, как раненый зверь. – Черт возьми, это же очевидно! Он как умный человек сложил два и два! – голос Родни скатился до нервного шепота. – Вот же хрень! Он знает, что я жизненно важен для города, поэтому убивать точно не станет. Но сам факт нашего вынужденного соседства доведет его до ручки! Если я не хочу, чтобы этот дурак наломал дров, из Атлантиса мне придется сваливать!
– Родни! Успокойся! – МакКея надо было заткнуть, пока тот не додумался до еще каких–нибудь ужасов. – Все не так страшно! Ты сделал неверные выводы! – Тейла подумала, что, если придется, она его стукнет.
Безумный взгляд Родни стал осмысленным.
– Неверные?
– Нет.
– Уверена? – МакКей как истинный ученый требовал доказательств.
– Можешь не сомневаться! – Тейла знала, что права. – Сядь, я тебе все объясню.
Родни нехотя вернулся к своему рабочему месту.
– Помнишь, я сказала, что Джон сердит на себя, потому, что любит тебя?
Родни помнил, но не понимал, причем здесь это.
Тейла искренне удивлялась, как можно быть таким тугодумом.
– Он очень тебя любит.
Нет, Родни прекрасно слышал, что она говорит, но почему–то суть сказанного пролетала мимо его ушей.
– Шеппард меня любит, – практически по слогам повторил МакКей.
– Он очень тебя любит, – терпение Тейлы заканчивалось.
– И что все это значит? – Родни знал, что тупит, но не понимал, в чем.
Тейла раздраженно потерла переносицу.
– Пошли домой, он сам тебе объяснит.
– Но…
– Не спорь! – она потянула его за собой. – Пошли!
***
Ронон потряс подполковника за плечо.
– Шеппард, подъем!
Не до конца проснувшийся Джон попытался избавиться от вредителя ударом справа.
– А? – пробормотал он куда–то в подушку. – Что? Ронон? – Джон пару раз моргнул, окончательно просыпаясь. – На нас напали?
– Нет, тебя всего лишь ждет в гостиной Тейла.
– Я только прилег, – пробурчал Джон.
– И что? – философски заметил Декс.
Шеппард почувствовал подвох.
– А что случилось?
– Вам с МакКеем придется поговорить, – сообщил Ронон.
– А до утра подождать не судьба? – подполковник знал, что оттягивает собственную казнь, но ничего с собой поделать не мог.
– Нет, – Ронон бесцеремонно стащил с Шеппарда одеяло. – Встаешь или тебе помочь?
Джон нехорошо прищурился.
– Ты не посмеешь.
Ронон посмотрел на него со странным сочувствием.
– Прости, но нарываться на конфликт с Тейлой у меня нет никакого желания. А у тебя?
Джон вспомнил треклятую беседу на вернувшей им надежду планете и похолодел. Тейла вывернула его наизнанку, как юнца. Испытывать на себе её гнев повторно Шеппарду не хотелось. Встав с постели, он начал судорожно одеваться.
– Надеюсь, мне позволят выйти на своих двоих?
Декс подтолкнул его к выходу.
– Иди уже!
– Иду, – недовольно прошипел подполковник, который терпеть не мог, когда с ним так обращались.
В гостиную Джон вошел, как в клетку со львами.
Тейла стояла в центре комнаты со скрещенными на груди руками, а на диване сидел донельзя расстроенный МакКей.
– Ты же сказала, что у меня в запасе еще несколько дней, – укоризненно протянул Джон, посмотрев на Тейлу.
– Я солгала, – ничуть не смутившись, ответила та, взглядом предлагая ему сесть на диван. Рядом с Родни.
Шеппарда замутило. В комнату вошел Ронон и с видом зрителя, предвкушающего незабываемый спектакль, сел на стул. В эту минуту Джон его ненавидел, потому что чувствовал, что ему самому отвели главную роль.
– Родни, – судя по голосу, Тейла едва держала себя в руках. – Раз уж Джон встал, ему есть, что тебе сказать, – девушка ласково постучала подполковника пальцем по плечу.
Господь и все твои ангелы – Шеппард готов был молиться, только бы избавиться от предстоящего унижения.
– Отлично… Я… в общем… – нет, он скорее язык себе откусит, чем скажет это вслух.
– Джон, – с нажимом произнесла Тейла. – Не заставляй меня обращаться к Элизабет и Кейт.
Твою ж мать!
– Дай мне собраться, хорошо?
– Если тебе трудно, можешь записать, – МакКей никогда не отличался терпением. – А то мы здесь до утра зависнем.
Большим кретином Джон себя еще ни разу в жизни не чувствовал.
– Я гей, – выпалил он, пряча взгляд.
– Что? Шеппард, что ты там бормочешь, я не понимаю?
– Я гей, – с непонятной легкостью повторил подполковник.
– Кто? – Родни казалось, что над ним издеваются. – Шеппард?
– Ты глухой? Я гей! Гей! Это означает, что меня интересуют парни! Так достаточно громко? – запал Шеппарда кончился так же резко, как возник. Он устало откинулся на спину; хотелось застрелиться. Взгляд Ронона отрезал любые пути к отступлению. Бегство исключалось…
Родни смотрел на него, как на предателя.
– Но Чая! Тиир! Та воинствующая принцесса! Да я твое досье читал! Ты был женат!
Джон мысленно застонал. Он поверить не мог, что они это обсуждают.
Родни больно ударил его в бок.
– Лжец! Ты же у меня Норину из–под носа увел!
– Родни! – решительно вмешалась Тейла. – Заткнись! Джон еще не все сказал.
Боже, у этой женщины бульдожья хватка! Не отцепится, пока не добьется желаемого. Шеппард застенчиво опустил взгляд. Он не мог этого сказать. Не мог.
– Я… ты… – язык не слушался. Джон искренне надеялся, что Родни его услышал. И понял. Потому как проходить через этот ад снова он не будет ни за какие коврижки. – В последнее время меня это немного напрягало. Я именно из–за этого и был таким… неадекватным. Прости…
Минуты полторы стояла гробовая тишина. Шеппарду они показались вечностью. В голове гудело, отказывало периферийное зрение. Если Родни чувствовал это каждый раз, когда с ним случался приступ паники, то ничего удивительного, что в дальнейшем ему требовалась хорошая встряска, чтобы перестать тормозить.
– О, – выдохнул Родни. – Да ты влюблен…
Мир подполковника окончательно спятил и перевернулся с ног на голову. Очнулся он, уже лежа на диване с мокрым полотенцем на лбу. В соседней комнате шебуршал Родни. Открыв глаза, Джон увидел над собой Ронона.
– Жив? – усмехнулся Декс.
Шеппард напрягся; реальность отказывалась полностью принимать его.
– Наверное.
– Он очнулся! – через плечо крикнул Ронон.
Родни подошел к дивану с совершенно непроницаемым лицом.
– Бог мой! И это меня называют эмоционально заторможенным?! Я, по крайней мере, не падаю в обморок, когда пытаюсь признаться в любви! Не смей больше такого выкидывать!
Сейчас Джону было плевать на весь свет.
– Что? Я упал в обморок?
МакКей коротко кивнул.
– Ага… Обморок как результат приступа паники. Добро пожаловать в мой мир, Шеппард! Только я теряю сознание, когда мне угрожают смертью. В отличие от некоторых…
Вспомнив, что породило неловкое положение, подполковник чуть не задохнулся. Родни тут же закрыл ему ладонью рот.
– Стоп! – совершенно серьезно потребовал он. – Ты не леди викторианской эпохи, чтобы чуть что в обморок хлопаться! Возьми себя в руки!
Разозлившись, что им командуют, Джон оттолкнул его руку. Странно, но болтовня МакКея вернула хоть какое–то подобие стабильности.
– Не трясись, больше не упаду.
– Надеюсь, – огрызнулся ученый.
– И все же, – Шеппард пришел в себя настолько, чтобы стянуть со лба полотенце и сесть. – Мы закончили? – обратился он к Тейле, мечтая добраться до самогона. Ох, и нажрется же он!
– Нет, – она выразительно посмотрела на Родни. МакКей побледнел. – Родни тоже хочет тебе что–то сказать.
Джон почувствовал себя отомщенным. МакКей нервничал, и очень сильно.
– Честно говоря, я даже не догадывался… ты же мой друг, а я…
– Родни… – чаша терпения Тейлы грозила вот–вот переполниться.
– Короче! Я понял, что я би с уклоном в твою сторону.
– Ммм, – Шеппард чувствовал себя так, словно получил обухом по голове. – А как же Кэти? – спросил он первое, что пришло в голову.
Родни набычился.
– Тебе объяснить значение слова бисексуал?
– Не надо… Просто ты встречаешься с ней, а интересуешься мной… – Шеппард развел руками.
– Что есть, то есть…
Неловкую паузу нарушила Тейла:
– Замечательно. Пойду поговорю с доктором Браун.
– Зачем? – Родни надеялся, что ему послышалось.
– Попрошу её с тобой порвать, – ответила Тейла.
– Что? Тейла, стой!
Когда за ней закрылась дверь, МакКей тяжело опустился на диван.
– Всё, – прохныкал он, сжав виски. – Я покойник!
Шеппард наоборот ощущал небывалое умиротворение. Не желая быть свидетелем чужой агонии, он встал.
– Пойду прогуляюсь.
Джампер встретил его тишиной. Джон привычно скользнул в кресло пилота и вытянул ноги. Думать не хотелось, поэтому он позволил себе расслабиться, наслаждаясь уютным спокойствием. Он не знал, сколько так просидел, но в реальность его вернул появившийся рядом Ронон.
– Что? – недовольно буркнул Джон, глядя на друга.
– Тейла…
Подполковник прикрыл глаза.
– Ты делаешь все, что она тебе говорит?
Ронон даже не подумал обижаться.
– Да.
– Лучше бы ты меня так слушал.
– Когда надо – слушаю.
– Я польщен!
– Пора возвращаться, – сарказмом Ронона было не пробить.
– Только об этом и мечтал!
Декс хлопнул его по плечу.
– Шеппард, чего хотел, на то и напоролся. Не будь ты таким дураком, Тейле не пришлось бы вмешиваться.
– Конечно, она же это ради меня старается, – криво улыбнулся Джон.
– Вот именно, – выходя из джампера, кивнул Ронон. – Она вам с МакКеем только счастья желает.
Шеппард помрачнел.
– Родни счастлив с доктором Браун.
– Она слишком слабая. МакКею достаточно один раз выйти из себя, чтобы их отношениям пришел конец. Она достаточно красива, чтобы найти себе другого мужика. Посговорчивее.
– А я, стало быть, не из пугливых? – спросил Джон, входя в транспортер, перебросивший их к жилому сектору.
Ронон одобрительно хмыкнул.
– Обхохочешься! – внезапно полковника осенило. – А вас не напрягают мои… вкусы? – он вопросительно выгнул бровь. – Я думал, что в Пегасе с этим строго. Из–за демографических проблем…
– Зависит от планеты, – пожал плечами Ронон. – На Сатеде и Атозе воспроизводство не обязательно зависит от любви. Наши народы не стали с этим бороться, а начали искать альтернативы.
– Правда? Какие?
– Тейла расскажет, – Ронон открыл дверь в их комнату.
– Так и знал, что ты опять на неё сошлёшься…
Родни по–прежнему сидел на диване, только уже с чашкой крепкого чая в руках.
– Спасибо, доктор Хейтмейер, – закончила разговор Тейла. Отключив рацию, она повернулась к мужчинам.
Джон смотрел на нее с досадой.
– Ты же обещала этого не делать!
– Успокойся. Так было надо…
– А угрожать мне было обязательно? – возмутился он.
– Речь шла не о тебе! Я попросила её заглянуть к доктору Браун.
Шеппард перевел взгляд на Родни. МакКей выглядел так, словно по нему асфальтоукладчик проехал.
– А в чем дело?
Чашка в руках Родни дрогнула.
– Она обиделась...
– Я предложила ей вступить в наш менат, чтобы она могла продолжать встречаться с Родни. Она отказалась, – добавила Тейла.
Как будто это хоть что–то проясняло.
– Что?
– Групповой брак, – пояснил Ронон, присев на ближайший стул.
– И когда я на него согласился? – подполковник уставился на Тейлу. Та прижимала пальцем наушник.
– Тейла, ничего не хочешь объяснить?
– Простите, на материке какие–то проблемы. Халлинг сказал, что без меня не обойтись. Поговорим, когда вернусь. Хорошо?
– Конечно, дорогая! Как скажешь! – прокричал ей в спину Джон. Он повернулся к Ронону.
– Так, когда я согласился стать частью… мената?
– Когда признался, что тебя интересуют мужчины, – любезно пояснил Декс. – Одна из альтернатив, про которые я упоминал.
– На Сатеде было так же? – сухо спросил Шеппард. Удивляться ему надоело.
– Не–а, – Ронон был спокоен, как скала. – У нас те, кто предпочитал свой пол, отдавали долг родине в специальном храме. Потом их отпускали на все четыре стороны.
Подполковник повернулся к притихшему МакКею.
– Родни?
Ученый смотрел на него со странной смесью смущения и ожидания во взгляде.
– Лучше если мы обсудим это наедине… Спальня подойдет? – он поставил пустую чашку на стол.
Джон густо покраснел.
– Хорошо.
Шеппард поспешил покинуть гостиную, Родни последовал за ним.
– Я чувствую себя идиотом, – нехотя признался ученый.
– А я раздумываю, не убить ли мне Тейлу с Рононом, – вздохнул Шеппард. – Уверен, если крепко поразмыслить, то и способ достойный придумаю.
– Одна голова хорошо – две лучше, так что я в доле. Объединимся?
Джон прикрыл глаза, подумал, что стоять посреди спальни глупо, и присел на кровать. Родни немного помялся, затем устроился рядом с ним.
– Наверное… нам сначала надо обсудить… нас… чтоб не осталось недоговоренностей… – МакКей махнул рукой. – Всё равно придется ставить точки над «i». – Джон молчал; что сказать, он не представлял, а возражать не видел смысла. – Полагаю, раз я предложил, мне и начинать… – вымученно закончил Родни.
Шеппард зажмурился, понимая, что перед смертью не надышишься.
– Давай.
Родни вскочил на ноги и стал расхаживать туда–сюда.
– Из–за своего IQ я всю жизнь был белой вороной. Но не моя вина, что во вселенной столько идиотов. Мой характер – как раз следствие жизни среди таких «умников». Но несмотря на это временами мне все–таки хотелось быть… как все. Так что когда меня потянуло к парням типа тебя… Я предпочел не обращать на это внимание. Однако в обществе тебе подобных я чувствовал себя счастливей, чем с кем–либо из своих подруг. Больше всего подкупало то, что не приходилось контролировать каждый свой шаг. И можно было быть самим собой, – Родни, не мигая, смотрел на Шеппарда, словно в душу заглядывал. – Теперь ты…
Джон облизал враз пересохшие губы.
– Родни… я не умею играть словами.
МакКей кивнул.
– Я заметил, – он протестующе поднял руку, прежде чем подполковнику пришло в голову возражать. – Скажи, как есть…
Шеппард откашлялся.
– Сядь, не мельтеши.
Родни безропотно взгромоздился на свою кровать. Во взгляде синих глаз притаилась надежда. Джон взволновано взъерошил волосы.
– Я шифруюсь, сколько себя помню, – он сел по–турецки, избегая смотреть на собеседника. – Сначала потому, что вырос в семье военного, потом – потому что в армию вступил я сам. Случайные связи с женщинами легкого поведения отлично отводили подозрения.
– Бывшая жена в том числе? – Родни не язвил, просто уточнял. – Это тоже была конспирация?
Шеппард скривился, как от зубной боли.
– Не совсем. Я честно пытался быть хорошим мужем. Именно таким, каким она хотела меня видеть, но не вышло. В роли супруга я конкретно облажался, – подполковник говорил ровно, словно зачитывал текст по бумаге. – Я ей не изменял, но мое равнодушие она стерпеть не смогла. И всё пошло прахом.
Они помолчали. Родни нашел в себе силы заговорить первым:
– А как в эту картину вписываюсь я?
Джон бездумно скрутил в пальцах краешек одеяла.
– Ты… оказался в моем вкусе. К тому же у тебя… шикарная задница… А Норина… Я тогда приревновал, вот.
Родни философски пожал плечами.
– Помнишь Чаю? В общем, квиты, – он резко замолчал, потом недоверчиво распахнул глаза. – Хорошая задница?
Лицо подполковника пылало так, что хоть прикуривай, но отпираться он и не подумал.
– М–да, – МакКей не знал, смеяться ему или плакать.
– Что еще за менат такой? – сменил тему Джон.
– Атозианский вариант брака, – охотно пояснил Родни. – Союз заключается группой людей. Не обязательно влюбленных. Детей можно заводить с представителем другого мената. Потомство воспитывается всем табором. Тейла подумала, что нам четверым это не помешает. Менат поможет заменить семью. Именно поэтому она разговаривала с Кэти. Тейла сказала, что тогда мое предполагаемое отцовство не помешает нашим с тобой отношениям. Конечно, это если я вообще захочу детей…
– О, – Джон обалдело переваривал информацию. – А…
– Что? – вопросил Родни, не привыкший играть на чужом поле.
Шеппард сглотнул.
– Ты совсем… совсем не…
– Не довелось, – понял его МакКей. – Пока.
Джон подумал, что за сегодняшний день он краснел чаще, чем за все предыдущие годы.
– А ты думал… о нас?
Теперь покраснел Родни.
– Ммм… иногда… Тройничком: я – женщина – ты. Пока не понял, что… второе звено… не обязательно.
Джон постарался дышать ровнее. Падать в обморок второй раз за день было для него слишком позорно. До сути разговора оставался всего шаг.
– Боишься?
Родни лег на спину.
– Нет, страдаю от нехватки информации. Знаешь, плохо представляю, как оно… без женщины, – он на мгновение прикусил губу. – Господи, дай мне сил… – он сел, выпрямив спину, как примерный ученик. – Практика ведь все исправит, да? Если ты хочешь… не тяни.
– Хочу! – в этом Шеппард не сомневался.
– Тогда… давай… попробуем что–нибудь… – Родни знал, что говорит чушь, но молчать не мог.
Джон смотрел на него, как загипнотизированный.
– Ну… можно начать с поцелуев.
Родни расслабился: против этого он ничего не имел, а начинающуюся панику перекрыло врожденное любопытство.
– Поддерживаю!
Они, не сговариваясь, посмотрели друг на друга.
Нет, все–таки МакКей и терпение не сочетались.
– На расстоянии это у нас вряд ли получится.
Шеппард вышел из сковавшего его оцепенения.
– Точно.
Он шагнул к постели Родни и…
– Да пошло оно все! – с чувством сказал Шеппард.
МакКей даже пискнуть не успел, как оказался прижат к постели сильным, тренированным телом.
– Эй, – немного робко пробормотал он, непроизвольно облизываясь.
– Эй, – мозг отказывал. Горячее тело Родни под руками лишало разума и требовало действий.
– Поцелуй? – с надеждой выдохнул МакКей.
– Ммм, – Джон мгновенно перешел от слов к делу.
В этот поцелуй Шеппард старался вложить все, что не мог выразить словами. Проведя кончиком языка по нижней губе Родни, он осторожно прикусил её, потом нежно лизнул верхнюю. Родни не растерялся, приоткрыл рот... Почувствовав, как в волосы вплетаются сильные пальцы, сдавливают затылок, притягивая ближе, Шеппард застонал. Его правая рука самовольно сползла на бедро Родни, сжала, погладила… Тот зашипел и рефлекторно подался навстречу. От ощущения ответного возбуждения у Джона потемнело в глазах.
Родни первым прервал поцелуй.
– Матерь Божья, – невнятно пролепетал он. – Ты… целуешься, просто как… – Родни решил, что слов будет недостаточно, поэтому молча притянул голову Шеппарда к себе и поцеловал его яростно, сильно, словно делал это не в первый раз. Джон в долгу не остался, отвечая со всей сдерживаемой годами страстью, затем всхлипнул, мазнул Родни губами по щеке и нежно прикусил мочку уха.
– Мы… можем попробовать что–нибудь еще? – Родни чувствовал, что долго он не продержится. От желания шумело в ушах и горело в паху. – Не хочу кончать в штаны.
Из всей его речи Джон понял только одно – Родни хочет раздеться.
– Можем… помочь друг другу…
– Звучит хорошо, – Родни коротко поцеловал Джона. – Это я умею. Штаны?
– Прочь! – Джон с сожалением оторвался от шеи Родни, подумав, что на секунду можно. Сорвав форменные брюки вместе с бельем, он начал стягивать футболку. К черту одежду! Сексом он предпочитал заниматься голым. Где–то на периферии сознания мелькнула мысль, что он скорее всего умер и по недоразумению попал в рай, слишком подозрительным казалось неожиданно свалившееся на голову счастье. Мало того, что они нашли тридцать МНТ, так еще и Родни сказал ему «да». Обычно судьба не одаривала Шеппарда так щедро за такой короткий промежуток времени. А то, что за это стоит благодарить Тейлу… Общение с ней заменило Джону чистилище. Он посмотрел на Родни. Тот уже разделся и теперь стыдливо прикрывался простыней. Подполковник отвел глаза, чтобы не спугнуть его решимость плескавшейся в них жаждой, и невидящим взором уставился на дверь.
Дверь…
Твою мать!
– Родни, сможешь закрыть эту долбаную дверь так, чтобы сюда как можно дольше никто не вошел?
Шеппард выжидающе замер. Ему не хотелось, чтобы их прервала Тейла или, не дай Бог, Ронон. В противном случае до постели они с Родни не доберутся даже через сто лет.
МакКей пару секунд буравил его непонимающим взглядом.
– А? – гениальный мозг пришел на помощь очень вовремя. – О! Понял! – кое–как обмотав вокруг бедер простыню, он подбежал к двери. Переставив кристаллы, он оглянулся на Шеппарда. – Всё!
Джон послал Всевышнему благодарственную молитву.
– Так… – он запнулся. – На чем мы остановились?
– Кажется, мы собирались... помочь друг другу? – Родни сам не понял, как вцепился в несчастную простынь.
– Точно! – Джон в два шага преодолел разделяющее их расстояние. Притянув Родни к себе, он впился губами в его шею.
– Что? Прямо здесь? Ты хочешь сделать это здесь? Стоя? – лихорадочно бормотал МакКей, прижимаясь к нему так, словно мечтал забраться Джону под кожу. Его руки, не подчиняясь доводам рассудка, поглаживали, обнимали, ласкали попавшее в их плен тело. Ощущение горячей кожи под пальцами сводило с ума.
До разомлевшего от восторга мозга информация доходила, словно через толщу льда. Джон посмотрел на Родни расфокусированным, затуманенным взглядом.
– Кровать! – выдохнул он, даже не подумав сдвинуться с места. Родни был так близко, так отзывчив, что оторваться от него было невозможно.
– Ясно, – у МакКея от жарких, собственнических поцелуев подгибались ноги. – Пока я в сознании, буду думать за двоих… Кровать… до неё… всего несколько шагов… – он со свистом втянул воздух, легкие обожгло огнем. Родни инстинктивно толкнулся навстречу, застонал, опустил ладони на бедра подполковника, а в следующую секунду подтолкнул его к своей постели. – Ты не подумай, что я жалуюсь… На самом деле у тебя вполне хорошая соображалка…
Джон пропускал весь его лепет мимо ушей, фиксируя лишь интонации, полностью сосредоточившись на тактильных ощущениях. И только когда они рухнули на постель МакКея, Шеппард сдавленно охнул.
– П–прости. – пробормотал Родни, приподнимаясь над ним. – Я не хотел...
– Ничего, – Джон перевернул их обоих на бок, лицом к лицу, и улыбнулся припухшими от поцелуев губами. – Привет.
Родни в ответ улыбался нежной, обезоруживающей улыбкой. Невесомо проведя кончиками пальцев по спине Шеппарда, он смотрел на него черными от расширившихся зрачков глазами.
– Мы теряем время.
Джон уверенно скользнул рукой по его часто вздымающейся груди.
– Это поправимо, – выдохнул он Родни на ухо, обхватив его член.
Уверенные движения под совершенно идеальным углом зажигали под зажмуренными веками фейерверк. МакКей не знал, когда перестал дышать. В ушах шумело, удары сердца отдавались в ушах барабанной дробью. Очнулся Родни, только когда его собственные пальцы сомкнулись на чужом члене. Сделав пару пробных движений, он с облегчением услышал приглушенное рычание. Определенно, Джону нравилось то, что с ним делали. Очень нравилось.
Шеппард задыхался от накатывающего волнами удовольствия. Чувствуя приближение оргазма, он перестал терроризировать шею Родни и вместо этого уткнулся лбом в его плечо.
Еще чуть–чуть, совсем капельку – и вот она, долгожданная разрядка.
Глухо застонав, Родни толчками выплеснулся ему на живот, а в следующую секунду накрыло и Джона.
Они лежали, не разнимая рук.
– Родни? Ты как? – Шеппард обеспокоено посмотрел на блаженствующего МакКея.
Тот нехотя приоткрыл один глаз.
– Скорее жив, чем мертв, – не заботясь о том, что его пальцы испачканы спермой, он зарылся ими в волосы на груди Джона. Шеппарда не хватило даже на возмущенный взгляд, но когда Родни притянул его голову для поцелуя, он с удовольствием ответил.
– Всё! Спим. Нам еще завтра с утра тащить команду на корабль.
Джон благодушно заурчал. Ему было слишком хорошо, чтобы спорить.
– Спокойной ночи, Родни, – позевывая, буркнул он. Вообще–то по–хорошему им обоим не помешало бы в душ, но вставать было так лень… А плевать! Разок проснуться с неприятными ощущениями можно, не смертельно. Спать. Насчет утренней миссии Родни не шутил. Немного поерзав, Джон положил руку ему на бедро и замер. Уснул он быстро, убаюканный тем, как ровно вздымалась грудь Родни под его ладонью.

@темы: Категория: слэш, Переводы, МакШеп, Фанфики

Комментарии
2012-01-29 в 19:10 

il diciannove
Ты боишься и поэтому хочешь уснуть назад. А надо проснуться вперёд. ©
Что-то подозреваю, что на менаты власть предержащие будут не согласны. Хотя вообще их жалко.

2012-01-29 в 19:16 

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
   

Город на краю Океана

главная