Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:33 

Всё, это последний кусь ^_^

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
Название: And All We Have
Автор: seekergeek
Переводчик: Асмея
e–mail: пишите на u–мыло, договоримся.
Беты: Эгра, Hamaji
Категория: slash
Жанр: Drama/AU (без учета 4 и 5 сезонов).
Рейтинг: NC–17
Пара/Герои: Шеппард/МакКей
Предупреждения: упоминается суицид (никаких описаний, всего лишь упоминание!), римминг.
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал: тут
Статус: закончен.
Отказ от прав: Ни автор, ни переводчик материальной выгоды из произведения не извлекают.
Описание: Орай уничтожили Землю, Атлантис встал перед выбором: научиться выживать в галактике Пегас или погибнуть…
Размер: 29, 302 слова.
Начало | Прода | Прода 2
Скачать фик целиком в формате doc. или с сайта: And All We Have
***
Родни медленно открыл сонные глаза. Дышалось с трудом: кто–то придавил его к постели, но память вернулась прежде, чем Родни успел запаниковать. Джон приподнял голову с его груди, посмотрел на него совершенно не проснувшимся взглядом и тут же уронил голову обратно. Родни не собирался ему потакать и во что бы то ни стало вознамерился встать, но выбраться из–под спящего мертвым сном подполковника оказалось нереально. Сдвинуть его в сторону или вообще скинуть с кровати – тоже. Шеппард крепко обнимал Родни и ни на что не реагировал. Ученый задним числом порадовался, что вчера они добрались именно до его кровати. Постель Шеппарда напоминала ему прокрустово ложе, спать на нем Родни со своей больной спиной считал изощренной пыткой.
– Джон! Джоооон! Если б я только знал, что ты такой тяжелый… – надсадно сипел МакКей.
Наконец Шеппард поднял голову и перекатился на бок. Родни немного нервничал: такого экзотического утра у него никогда раньше не было. Джон, напротив, смотрел на него спокойно и даже уверенно. Улыбнувшись, Шеппард опустил взгляд.
– Тебе надо в душ, – констатировал он.
Сердце Родни бухнуло в пятки.
– Я туда и собирался… – он замолчал: пальцы Джона стали вырисовывать круги у него на животе. Легкая, приятная ласка, предвестник скорого удовольствия. В будущем это может стать хорошим стимулом для утреннего секса. Он провел рукой по груди Шеппарда. – Тебе тоже не помешает ополоснуться…
Джон кинул взгляд на будильник.
– Не успею, – он прикусил губу, затем повернулся к Родни. – Может, вместе примем? Время сэкономим.
При всей своей рассеянности МакКей понял, что конкретно ему предлагают.
– Почему нет? Я только за, – наградой ему стала счастливая, совершенно идиотская улыбка подполковника.
Встав с постели, Джон протянул Родни руку. Тот сначала порывался прикрыться простыней, но потом подумал, что после вчерашних выкрутасов такое поведение по меньшей мере глупо. Отбросив ненужную ткань на кровать, Родни принял протянутую ладонь. Джон, не долго думая, втянул его в глубокий поцелуй. Мозг ученого благополучно сделал ручкой. Целоваться они перестали, только оказавшись в ванной. Вода ударила теплыми струями, смывая остатки сонливости. Джон намылил мочалку и, облизнувшись, посмотрел на Родни.
– Спинку потереть?
Родни удивленно замер. Вот это поворот. Хотя… Чего смущаться после секса–то? Коротко кивнув, МакКей повернулся к Шеппарду спиной. Подумаешь, спинку потрут, ничего страшного.
– Не стесняйся! Делай, всё что хочешь.
Джон улыбнулся от уха до уха, хитро прищурив глаза.
– Всё?
Родни покраснел.
– Всё! Ой, только без щекотки!
Шеппард куснул его за мочку уха.
– Понял – никакой щекотки.
Сперва он провел мочалкой по груди Родни, потом по плечам, намылил руки. МакКей вздохнул. Джон стоял к нему вплотную, прижимаясь возбужденным членом к ложбинке между ягодиц.
– Руки в стороны, – мягко приказал Шеппард.
Закончив намыливать спину Родни, Джон отбросил мочалку в сторону. Родни блаженно застонал. Подполковник начал умело разминать ему спину.
– Одни сплошные узлы, – укоризненно проворчал Джон.
– Работа такая! – ощетинился Родни. – Не останавливайся…
Он не мог дождаться, когда Шеппард сообразит прикоснуться к его члену.
– Знаю, – успокоил его Джон.
Покончив с массажем, Шеппард снова потянулся к мочалке. Ягодицы Родни он стал намыливать так осторожно, словно боялся, что его сейчас оттолкнут. МакКей, конечно, был удивлен, но, отвлеченный прерывистыми вздохами уткнувшегося в его плечо подполковника, ничего не сказал.
– Ты всегда такой неуверенный? – небрежно, но с ноткой любопытства спросил Родни.
– Всегда, – хрипло прошептал Джон. – Но если тебе не нравится, я остановлюсь.
Не успел Шеппард убрать от него руки, как Родни поспешил его успокоить:
– Не надо! Мне нравится. Просто непривычно. Я в твоем полном распоряжении, исключая щекотку! Ну?
– Хорошо, – выдохнул Джон, опять утыкаясь лбом ему в плечо.
Родни постарался расслабиться, но в следующую секунду едва не вскрикнул, почувствовав шлепок. Джон намыливал его меж ягодиц.
– Не против? – неуверенный голос Шеппарда дезориентировал.
Мысленно Родни метался между «Ты псих?» и «Твою ж мать!». Второе перевешивало.
– Продолжай, – милостиво разрешил он. Затем глубоко вздохнул и расставил ноги на ширину плеч. – Я жду.
Джон застонал и стал работать мочалкой гораздо быстрей. Родни решил, что это странно и возбуждающе одновременно, особенно когда он почувствовал сквозь мочалку палец Шеппарда там, где никогда не представлял его раньше. Выжав мочалку, Джон подтолкнул его под струи воды, чтобы смыть пену, а потом совершил такое, о чем МакКей потом вспоминал со смущением. Опустившись на колени, Джон раздвинул его ягодицы и осторожно провел между ними языком. Родни подогнул пальцы ног, впившись дрожащими пальцами в стену, и потрясенно заскулил. На то, чтобы спросить Шеппарда, что он, черт возьми, творит, не хватило ни сил, ни желания. Ощущение горячего языка выносило остатки сознания, заставляя стонать. Звуки, которые издавал Джон, были настолько порнографическими, что попросту не поддавались описанию. Его язык то кружил по отверстию, то невесомо скользил снизу вверх. Родни не помнил, чтобы когда–то был возбужден сильнее, чем сейчас. Его потряхивало, нестерпимо хотелось кончить. Более–менее привыкнув к этой жаркой экзекуции, МакКей вздохнул, но тут Шеппард снова удивил его, проникнув кончиком языка внутрь, вытащил его – и снова внутрь, уже глубже, насколько смог. Родни показалось, что его ударило током. Невнятно пискнув, он дернулся и, чтобы не разбить лоб о стену, сжал пальцы в кулаки. Джон трахал его с таким воодушевлением, словно вознамерился свести с ума. Прикосновение к перевозбужденному члену Родни принял, как благословение. Пара сильных движений – и он с громким криком кончил на стену.
Ему чудом удалось сохранить равновесие.
–Ты, – выдохнул Родни, – чуть не убил меня. И что это вообще было?
Джон поддерживал его за талию, не давая упасть. Его член идеально вжимался в начисто вылизанную ложбинку. МакКея это жаркое давление и смущало и искушало одновременно.
– Это римминг, Родни. Я давно хотел попробовать. С тобой, – признался Шеппард, целуя его в поставленный им же вчера засос. Судя по его стараниям, штуковина была размером с ладонь.
– Офигеть… Я думал, сдохну! Но ты мог бы для начала побриться, твоя щетина на моей чувствительной заднице – как наждачная бумага, – Родни жаловался для проформы, а еще чтобы не зацикливаться на осторожных движениях бедер Джона.
– Щ-щас поцелую – и всё пройдет, – пообещал Шеппард.
МакКей закатил глаза.
– Не надо. Только хуже сделаешь. – Игнорировать трущийся о задницу член не получалось, спугнуть подполковника не хотелось. – Вот отдышусь и помогу тебе…
Джон потерся кончиком носа о его щеку.
– Родни, ты не против, если я?.. – Шеппард выразительно толкнулся вперед.
МакКей посмотрел на него через плечо.
– Моя задница – твой фетиш?
Джон коротко рассмеялся.
– Угу, но она того стоит! – он посерьезнел. – Если тебе неприятно… Если я зашел слишком далеко… Скажи.
Родни на мгновение задумался. К такому сексу он, конечно, не привык, и тот же римминг был за гранью его опыта. Но как бы это ни смущало в теории, на практике дарило невероятные ощущения. Почувствовав, что Джон начал отстраняться, Родни отбросил все сомненья.
– Вернись, – приказал он, удерживая подполковника за руку. – Имей в виду, прежде чем поцеловать меня, тебе придется почистить рот и прополоскать его самогоном Зеленки. Но не смей обращаться со мной, как с женщиной! – Родни вжался в него спиной, подполковник сглотнул. – Ну же, не тормози! Нас работа ждет.
– Родни, ты уверен?
МакКей переплел их пальцы, лежащие у него на животе.
– Да. Действуй.
– Хорошо, – фыркнул Шеппард, принимаясь толкаться в расселину прижимающейся к нему задницы.
Вода сглаживала все ощущения, и вскоре Родни поймал себя на том, что подается назад, навстречу толчкам. Джон постанывал. Это заставило ученого расслабиться, упереться кулаками в стену и еще сильнее раскрыться. Член Шеппарда был длинный, твердый и горячий. При мысли, что в будущем они могут поменяться ролями, член Родни заинтересованно дернулся. Движения Джона стали резкими, беспорядочными, он больше не стонал, только хватал ртом воздух. Кончил Шеппард тихо, с едва слышным всхлипом, и они медленно стекли на пол кабинки.
– Джон? Ты как? – Родни знал, что задает нелепый вопрос, но после оргазма нормально мыслить не получалось.
Шеппард хихикнул ему в плечо.
– Замечательно! Твоя задница лучше любого луна–парка.
– Всё для вас, – фыркнул Родни. – А теперь встаем, ополаскиваемся, и на работу!
Обнявшись напоследок, они все–таки встали. Если помыться под одним душем еще было можно, то бриться и чистить зубы, стоя рядышком, оказалось непросто.
Родни с интересом рассматривал засос на шее. Оценив масштаб причиненного ущерба, МакКей пришел к выводу, что ни одна водолазка это не скроет. Джон смотрел на него взглядом побитой собаки. Родни покачал головой, продолжая невозмутимо одеваться. Два оргазма за одни сутки перевешивали любое недовольство.
Закончив одеваться, они замерли у запертой двери.
– Мы можем остаться. Команду исследователей могут сопроводить Тейла и Ронон, – как бы между прочим обронил Родни.
– Можем, – согласился Джон. – Провести день вдвоем. Например, за просмотром кино…
– Ты чувствуешь ауру самодовольства из–за двери? Я чувствую.
Джон качнулся на пятках.
– А как же.
– Откровенно говоря, с таким засосом, который не скроет ни одна моя водолазка, избежать вопросов не удастся в принципе, – Родни как всегда опирался на факты.
Джон расстроено вздохнул.
– Извини, я не специально. Предпочитаешь делать вид, будто ничего не случилось? – его лицо застыло привычной отстраненной маской. – Впрочем… неважно. Всё в порядке.
Родни вздрогнул, выронил кристаллы и обхватил Джона за плечи, словно собрался бороться за них обоих.
– Нет. Ты неправильно меня понял, – он успокоился, только поймав взгляд подполковника. – Я бы с удовольствием избежал насмешек в свой адрес, но не хочу делать вид, что ты ничего для меня не значишь. Я люблю тебя, Джон, только до сих пор не понимал, как сильно, – Родни крепко обнял его. Напряжение, сковавшее Шеппарда, медленно, но верно таяло. – Ничто не имеет значения, пока ты со мной. Даже насмешки, – шепотом признался он.
– Родни…
Дав Шеппарду возможность взять себя в руки, нацепить на лицо его обычную самоуверенную маску, МакКей поднял кристаллы, вставил их в панель и наконец открыл дверь.
– Пошли?
– Не хочу.
– Я тоже. Но, во–первых, хочется есть, во–вторых, нас ждет корабль, – напомнил Родни. – В худшем случае на нас станут показывать пальцем. Вряд ли дело дойдет до народного линчевания, – он вопросительно уставился на Джона. – Тебя волнует, что скажут люди?
Шеппард слишком быстро отвел глаза.
Ответ был намного красноречивее, чем если бы полковник заговорил.
– Имеется негативный опыт?
Едва заметный кивок, взгляд в пол.
– Теперь я понимаю, почему Тейла настаивает на нашем вступлении в менат, – Родни нехорошо усмехнулся. – Это даст ей и Ронону полное право прибить любого, кто косо на нас посмотрит.
Шеппард попытался прикинуться ветошью. Больше всего на свете он мечтал оказаться подальше от догадливого МакКея. Ему было ужасно стыдно. Родни схватил его за локоть.
– Джон? С тобой все нормально? Атлантис вызывает Джона Шеппарда.
– Я здесь.
– Врунишка, – покачал головой Родни.
Он на буксире приволок Джона в гостиную, где уже тихо–мирно завтракали Тейла и Ронон. Махнув рукой в ответ на их добродушные ухмылки, Родни сперва усадил Шеппарда, потом соизволил сесть сам.
– Думаю, что после твоей беседы с Кэти о наших с ним отношениях знает весь Атлантис, – Родни поднял на Тейлу мрачный взгляд. – Есть план, как защитить нашего самоотверженного лидера?
От усмешки Тейлы не осталось и следа. В повисшей тишине бормотание Шеппарда прозвучало, как крик:
– А ты о себе подумал? Думаешь, если ты держишь город на плаву, то тебе все сойдет с рук?
– К твоему сведению, я не военный – это раз. У меня в отличие от тебя таких проблем еще не было – это два, – поправил его МакКей.
– Родни, я сам справлюсь с этой ситуацией.
– Джон, это не обязательно. Теперь мы семья, а значит, решаем проблемы сообща, – Тейла повернулась к Родни. – Думаешь, кому–нибудь придет в голову… устроить драку?
– Понятия не имею! Дураков везде хватает. Мысль вернуть его на путь истинный кулаками абсурдна, но люди порой так непредсказуемы.
– Джон? – Тейла обеспокоено нахмурилась. – Родни сказал правду? В прошлом у тебя с этим были проблемы?
Шеппард поёрзал на стуле. Ему было неловко под этими испытующе–понимающими взглядами.
– Пару раз. Но это было давно и неправда.
– Пару раз? – прошипел Родни. – Боже, теперь понятно, почему ты флиртуешь с каждой встречной женщиной.
– Родни! – обиженно вскинулся Шеппард.
– Успокоились! Оба! – Тейла обворожительно улыбнулась. – Держите себя в руках.
– Менат. Мы согласны вступить в менат, – Родни был непреклонен.
Джон посмотрел на него, как на умалишенного.
– Что? Ты хоть понял, что сказал?
– Понял. Это отличный способ защитить тебя от гомофобов.
– В таком случае их первой целью станет сержант Вайнер, – парировал Джон. – Это наша самая известная фея.
– Я тебя умоляю! Ты сейчас говоришь о паре тонн превосходных арийских мускулов! Он свернет шею любому, кто на него наедет.
– С каких это пор я превратился в комнатное растение?
– А кто вчера в обморок хлопнулся?!
– А ну, хватит! – крикнула Тейла, стукнув по столу кулаком.
Ронон успокаивающе вскинул руки.
– Я вообще молчал.
Она недовольно поморщилась.
– Не начинай.
Родни многозначительно зевнул. Тейла вздохнула.
– Джон, менат – это что–то вроде клана. Ты же много раз говорил, что мы семья, так? Так. Мы лишь официально это закрепим. Всё остальное останется, как было.
Шеппард вздрогнул.
– Как показала практика, в семейных отношениях я профан. Не хочу, чтобы из–за меня наша семья развалилась.
Родни взял его за руку.
– Не в этот раз, – пообещал он. – Просто… дай нам шанс. Пожалуйста.
Джон посмотрел сначала на Родни, потом на Тейлу, Ронона. Сглотнул, отвел глаза. Задумался, переплел пальцы с пальцами Родни, вздохнул.
– Тейла, только не говори, что тогда мне придется выполнять все твои приказы. Я не Ронон.
Она криво улыбнулась.
– Я была бы рада, но от тебя разве дождешься? Главное, помни: мы любим тебя таким, какой ты есть.
– Угу, понял. А можно без телячьих нежностей? У меня с этим неважно.
– Мы заметили. Особенно по шикарному засосу на шее МакКея.
Родни первым швырнул в Декса салфеткой.
***
Когда они шли в зал Врат, Джон старательно игнорировал устремленные на него взгляды. Его команда шла так, словно конвоировала своего командира или взяла его под охрану. Последнее было вернее всего. Шеппарда это откровенно бесило.
– Мы уже людей пугаем! – прошипел подполковник, когда какой–то бедолага шарахнулся от них.
– Чего и добивались, – довольно сказал Декс. Родни же недвусмысленно сжал пистолет, ощутив чей–то подозрительный взгляд, и только Тейла была как всегда обворожительно безмятежна, если не считать того, что она прикрывала его с левого фланга. Джон облизнул пересохшие губы, откашлялся и попробовал зайти с другого угла.
– Слушайте, я на такое не соглашался. Вы перебарщиваете! Какие могут быть проблемы, когда мы просто идем в зал Врат?
– Мы прекратим, когда ты расслабишься и перестанешь вздрагивать от каждого случайного взгляда, – влез Родни.
– Он прав, Джон. Ты слишком напряжен, – заметила Тейла.
– Да, благодаря вам! – вспылил Шеппард, но его гнев быстро угас.
Команда сочувственно посмотрела на него и только плотнее сомкнула ряды вокруг него. Джон расстроено вздохнул. Новоприобретенная семейка никогда не бросит его – это Шеппард знал наверняка. С другой стороны, столь необычных отношений у него не было отродясь.
На нижней ступеньке лестницы их ждала Элизабет. Оглядев команду, доктор Вейр вопросительно вздернула бровь.
– Джон, что–то не так?
Шеппард постарался как можно более непринужденно выбраться вперед. Нацепив на лицо привычную дерзкую улыбку, он посмотрел на Элизабет.
– Нет, что ты! Просто ребята сегодня вымотались.
По тому, как доктор Вейр нахмурилась и сложила на груди руки, было понятно, что она не поверила ни единому слову.
– Мне уже начинать волноваться?
Шеппард едва не застонал, чувствуя, что его конвой подбирается ближе. К облегчению подполковника, заговорила Тейла:
– Всё в порядке, мы просто беспокоимся насчет корабля. Надеемся выжать из него как можно больше.
Элизабет мысленно махнула на них рукой, но поставила себе галочку: выяснить, что происходит. Не сейчас, но чуть позже обязательно.
– Жду вашего возвращения с большим нетерпением, – она обвела взглядом стоящих у врат ученых и военных. – Чак, набирай адрес.
– Есть, мэм, – пальцы сержанта Кемпбелла запорхали над наборным диском.
Мельком взглянув на открытые Врата, Шеппард повернулся к исследователям.
– Готовы? – ему ответили довольным сопением. – Тогда идем.
К кораблю ученые рванули с повышенным энтузиазмом. Подполковник помог им включить кое–какие системы, а потом делать стало нечего. Работа охранника была на редкость утомительной. Попросив Ронона занести тяжелое оборудование «ботаников», он с чистой совестью вышел на свежий воздух. К нему тут же подлетел Лорн.
– Сэр?
Джон прикусил губу.
– Да? Случилось что–то?
– Нет. Ученые сидят внутри, ребята раскапывают корабль по периметру. Недавно вот связь с городом наладили. Тишь да благодать.
– Отлично.
Повисла неловкая пауза. Шеппард чувствовал подвох.
– Вы счастливы с ним, сэр?
Джон от неожиданности моргнул. Умеет же Лорн задавать вопросы.
– Да, – на прямой честный вопрос – такой же прямой и честный ответ.
Лорн добродушно ухмыльнулся.
– Здорово. Вы и раньше–то ссорились, как старая супружеская пара, – майор немного помялся. – В любом случае, доктора Браун МакКей довел бы до ручки в рекордно короткие сроки.
Ошарашенный ходом беседы, Шеппард все же улыбнулся.
– Ага.
Мозг Джона отказывался понимать, как случилось, что его правая рука так лояльна к его выбору. Он считал, что в армии идеологическая обработка была поставлена на широкую ногу, поэтому слышать, что его подчиненный практически благословляет их с Родни отношения, было для него чем–то запредельным. Особенно когда это преподносят в такой прямолинейной форме.
Лорн посверлил взглядом стоящую метрах в десяти от них палатку.
– Сэр, можно спросить?
– Смотря что, – насторожился подполковник, которого не прельщала мысль отвечать на каверзные вопросы, а Эван в последнее время только с такими и подходил к нему.
– Мы с докторами Зеленкой, Кусанаги, Перришем и Скотт поговорили и решили вступить в менат. Это…
Шеппард отвесил челюсть.
– Тейла и вас обработала? Вот закончим, я лично притащу её в медчасть! Мне кажется, или она телепат?
Эван расхохотался.
– Ничего подобного. Просто у нее дар убеждения. Вам тоже не удалось увернуться, да?
– Не удалось, – буркнул Джон. – Она сказала, что мы и так семья, так почему бы не подтвердить это официально? А тебя ничего не напрягает? Мы же к такому не привыкли. Ладно, ты вырос в специфической обстановке, но об остальных этого не скажешь. Ох, и наломаем же мы дров…
Эван скорчил сочувствующую мину.
– Всё новое – хорошо забытое старое. А если серьезно, то с бывшими подругами я косячил не меньше, – он дружески хлопнул Шеппарда по плечу. – Расслабьтесь и получайте удовольствие! Вам же сплошная выгода – не надо скрываться.
Джон отвел глаза.
– Время покажет. – Только сейчас подполковник осознал всю дикость разговора. – Мне кажется, или мы обсуждаем мою… мою…
– Ориентацию? – пришел на помощь майор.
– Именно! – Шеппард подозрительно сузил глаза. – Тейла сдала?
– Нет, сам понял, – Эван хмыкнул, потом ткнул командира в грудь. – Вас прическа заложила.
– И ты туда же! – Джон закатил глаза. – Нормальная у меня прическа. Я не виноват, что уложить эти лохмы невозможно в принципе.
– Но факт остается фактом, они выдали вас с головой.
– Не смешно, – попытался обидеться Шеппард, но не выдержал и рассмеялся.
– Вернемся к нашим баранам, – оборвал веселье Эван. – Полагаю, наши менаты могут рассчитывать друг на друга?
– Думаю, что, глядя на то, как главный военный и главный ученый приняли эту систему, общество Атлантиса последует нашему примеру.
– Тейла на это очень надеется, – кивнул Лорн.
Джон закатил глаза.
– А то я не знал…
Их прервало появление упитанного рыжеволосого типа из ученых.
– Подполковник, доктор МакКей просит, чтобы вы подошли к нему. Желательно немедленно.
– Он размахивал руками или вопил от ужаса? – уточнил Шеппард.
Рыжий оторопел.
– Первое… наверно.
Отдав Лорну рацию, Джон встал.
– Значит, нас ждут хорошие новости, – он повернулся к ученому. – Передайте ему, что я сейчас буду. Лорн... Спасибо. Ты знаешь, за что.
– Не стоит. Идите, сэр. Теперь, когда вы получили его, может, перестанете так откровенно пялиться на его задницу.
У Джона покраснели уши.
– Я не пялился!
Спрашивается – за что? Нет, он счастлив, что у него такой понимающий во всех смыслах заместитель… Но эта зараза получает слишком большое удовольствие, подначивая его! Шеппард вздохнул и направился к кораблю.
***
Через несколько дней Элизабет лично встречала команду подполковника Шеппарда в зале Врат. Они принесли ей предварительные данные «раскопок», но доктора Вейр беспокоило не это. В команде явно что–то произошло, только она никак не могла понять, что. Они и раньше были дружны, но теперь словно вросли друг в друга. Раньше, во времена первых миссий, по негласному соглашению внутри команды главным приоритетом было сохранить Родни. С течением времени мало что изменилось, если не считать того факта, что за свою безопасность МакКей стал отвечать сам. Теперь же Элизабет показалось, что акценты сместились. В защитном кольце товарищей находился подполковник, а Родни выглядел так, будто готов был выстрелить в любого, кто на него как–то не так посмотрит. Элизабет была в замешательстве. Она надеялась, что после возвращения с корабля напряжение в команде спадет, но вышло строго наоборот. Они все вместе дошли до её кабинета.
– Что с кораблем?
Родни просто разрывало от желания похвастаться.
– Благодаря Зеленке и остальным мы выяснили, что оборудование на корабле поддается восстановлению, но не все. Думаю, за неделю справимся. Осталось перевести инструкции по производству МНТ. Отряди нам кого–нибудь из лингвистов. Например… как ее… Стинг?
– Ты имеешь в виду Синг? – поправил его Джон.
– Точно, – МакКей даже не посмотрел на Шеппарда. – Она отлично перевела базу данных, так что здесь ее помощь будет как нельзя кстати, – Родни улыбнулся. – Еще я настроил щиты вокруг корабля, так что до нашего возвращения его невозможно будет засечь, – он сцепил пальцы замком. – О насущном. Я голоден! Что на ужин?
Ронон хмыкнул.
– На обратном пути ты слопал шоколадку.
– Йети, я не хочу свалиться в обморок из–за низкого уровня сахара в крови!
Тейла вопросительно приподняла бровь.
– Что такое Йети?
– Так, дети мои, – прервал намечающуюся перепалку Джон. – На ужин обещали мясной рулет из того замечательного яка с M2X–902.
– Йети как–то связан с яком? – не унималась Тейла.
Подполковник пустился было в разъяснения, но Элизабет прервала его излияния:
– Джон, не мог бы ты задержаться, пока твои ребята проходят медосмотр? – она прекрасно знала, что если не прервать их самой, они не обратят на неё внимания до второго пришествия.
Подполковник пожал плечами.
– Не вопрос, – он посмотрел на команду. – Оставьте мне немного рулета, хорошо?
Тейла погладила его по руке.
– Не волнуйся, мы отложим тебе немножко, – Ронон сжал его плечо, затем забрал у Шеппарда оружие. Родни молча потянулся к его бронежилету. Джон расстегнул его и отдал ему.
– Спасибо, – поблагодарил подполковник, легонько подтолкнув МакКея в спину.
Элизабет нахмурилась. Странно… Шеппард больше не вздрагивает, когда к нему прикасаются. Пусть это свои, но раньше он заметно морщился, когда кто–то неосторожно вторгался в его личное пространство.
В кабинете Элизабет Джон привычно растекся по стулу напротив начальства.
– Что случилось? – спросил он без обиняков.
– Сегодня я получила заявление от майора Лорна, докторов Зеленки, Кусанаги, Пэрриш и Скотт, касающееся так называемого группового брака и включающее, в частности, пункт относительно завещаний в случае гибели кого–то из участников.
Шеппард напрягся, отложил в сторону статуэтку, которую он незаметно для себя успел повертеть в руках.
– И?
Элизабет сжала губы в тонкую ниточку.
– Я требую объяснений. Ты в курсе этих событий? Раньше ни за кем из вышеперечисленных не замечали тяги к групповухам. Не знаю, что им пришло в голову, но одобрить такой брак я не могу.
Джон выпрямился.
– Норма – понятие растяжимое, ты не согласна?
Элизабет озадаченно моргнула.
– Нормально – это когда брак состоит из двух человек…
– Это было вполне типично для Земли, – перебил её Шеппард. – Элизабет, ты меня, конечно, извини, но наша личная жизнь – не твое дело.
– Согласна. Зато жизнь общественная – моё. И то, что они предлагают, может дестабилизировать окружающих! – отрезала Элизабет. Она пыталась понять, почему обычная просьба о помощи обернулась самозащитой.
Подполковник застыл.
– О какой дестабилизации ты говоришь?
– О законах, при которых мы выросли. Джон, если мы выкинем всё, к чему привыкли, за борт, в Атлантисе наступит хаос. Не хватало еще бороться с бунтами только потому, что наши традиции устарели. Мы должны быть вместе, а не сеять среди людей смуту, – она была зла на Шеппарда и не ожидала, что придется напоминать ему об общечеловеческих ценностях.
Джон нехорошо прищурился.
– Позволь кое–что прояснить. Если я правильно тебя понял, ты собираешься сохранить правила, созданные на планете, которой больше нет, только потому, что боишься бунтов? – Элизабет не понимала, откуда в нем это упрямство. – Это твое последнее слово?
– А как иначе, по–твоему? Предлагаешь отбросить все напоминания о нашей культуре как нечто незначительное? Вот просто взять и все перечеркнуть?
– Наши законы вовсе не идеальны. Мы намучились с ними на Земле, а в Пегасе и того больше.
– Значит, перечеркиваем все, что делало нас нами?
Шеппард встал.
– Если это мешает жить дальше – да! – он зашагал взад–вперед. – Не тебе решать, как людям устраивать свою жизнь. Если групповой брак поможет Лорну и остальным лантийцам двигаться дальше, то я и моя команда поддержим их.
Элизабет пришла в ярость. Ей не нравилось, что Джон с такой легкостью отмел её голос. Ничего, она поставит его на место.
– Джон, этим городом управляю я, а не ты!
Шеппард, перестав метаться из стороны в сторону, остановился. Тяжелый взгляд прищуренных глаз не обещал ничего хорошего.
– Решила стать диктатором, Элизабет? Не выйдет, глупым приказам я не подчиняюсь. Общество тебя не поддержит, если рядом с тобой не будет меня и Родни.
– Ты мне угрожаешь? – она сжала кулаки. – Тогда я тебе кое–что напомню: Родни ничем, кроме науки, не интересуется.
– Ты себе не представляешь, насколько широк круг его интересов, – оскалился Шеппард. – В случае чего ты останешься в меньшинстве, запомни.
Элизабет знала это. Она знала, что если от нее отвернутся главный ученый и главный военный, то ей в своем кресле не удержаться. Джон играл грязно, но больше всего её настораживала его уверенность в том, чью сторону выберет МакКей. Элизабет на мгновение прикрыла глаза, чувствуя себя преданной.
Джон вздохнул и, не говоря ни слова, пошел к выходу. Он выиграл эту битву, но радости по этому поводу не чувствовал.
– Земли больше нет. Мы в Пегасе. Привыкай.
***
Со своей семьей Шеппард встретился дома, в гостиной. Посмотрев на его бледное лицо, Родни пододвинул ему тарелку с ужином.
– Что с тобой?
Джон с остервенением наколол на вилку овощи.
– Элизабет не понравилась идея с менатом, – он постарался успокоиться. – Она попросила меня разобраться…
Тейла покачала головой, вздохнула, а Родни недоуменно нахмурился.
– И Лорн туда же?
Ему ответил Ронон:
– Ага. Он вместе с Зеленкой, Кусанаги, Пэрришем и Скотт.
МакКей поперхнулся воздухом.
– Зеленка с Кусанаги? Издеваешься?
Тейла смотрела на Джона извиняющимся взглядом.
– Именно этого я и боялась… Джон, что ты ей ответил?
– А ты как думаешь? Сказал ей, что без нашей с Родни поддержки она на своем посту долго не продержится.
– Нет, вы серьезно? Зеленка с Кусанаги? – МакКей был так удивлен, что забыл о еде.
Декс легонько шлепнул его по губам.
– Закрой рот, кишки простудишь. Зеленка никуда не денется.
Родни скинул его руку и занялся своей порцией. У Джона подрагивали руки, но он старался не обращать на это внимание.
– Никогда бы не подумал, что Элизабет такой консерватор. Особенно касательно личной жизни.
Родни незаметно сжал его колено.
– Джон? – обеспокоенный взгляд. – Ты как?
– В тяжелые времена мы все склонны держаться за старые привычки. Сейчас любой лантиец находится под прессингом обстоятельств. Элизабет как лидеру досталось больше всех. Всё очень предсказуемо, Джон, – Тейла умела успокаивать.
– Но ты тоже лидер своего народа, однако умеешь быть гибкой, – Шеппард накрыл руку Родни своей.
Девушка грустно улыбнулась.
– В отличие от Элизабет мне не надо делить жизнь на общественную и личную. Мой авторитет от этого не зависит. Прости, Джон, но ваша планета, даже без угрозы со стороны рейфов, была очень сложным местом. Слишком много рамок и минимум свободы, вот почему вы все так несчастны.
Джон только сильнее сжал руку Родни. Возразить против истины ему было нечего. Он свое счастье нашел лишь после гибели Земли и то с хорошего пинка от Тейлы, разве это не примечательно?
От грустных мыслей их отвлек звонок в дверь. Ронон встал, чтобы открыть. Увидеть на пороге Элизабет не ожидал никто.
– Можно? – спросила она как можно спокойнее.
Декс молча пропустил её в комнату. Джон с Родни проводили её настороженными взглядами. От Элизабет не укрылись их сплетенные под столом пальцы. Что ж, это многое объясняет.
Шеппард выглядел так, словно готовился к атаке.
– Да?
– Мы можем поговорить без свидетелей?
Джон не хотел быть жестоким, но пришло время отстаивать свое право на счастье.
– У меня нет секретов от семьи, говори.
– Я подумала над тем, что ты мне сказал… И знаешь, ты прав. Я боюсь. Очень боюсь. Нас осталось так мало…
– Знаю, – Джон сглотнул образовавшийся в горле ком. – Именно поэтому надо что–то менять. В противном случае нас постигнет участь Земли.
Она снова посмотрела на них с Родни.
– Вы?..
– Совершенно согласны с Зеленкой, – кивнул Родни.
У Шеппарда закружилась голова, как перед прыжком в воду.
– Он прав, Элизабет.
Доктор Вейр смотрела на них долгим, изучающим взглядом. Неохотно кивнув, она попыталась улыбнуться.
– Не против, если я присоединюсь к трапезе?
Тейла жестом попросила Ронона поставить на стол еще одну пару столовых приборов.
– Мы будем рады.
Элизабет благодарно кивнула.
– Рада, что мы нашли компромисс. Предлагаю уточнить некоторые юридические нюансы. Как вы, собственно, предлагаете регистрировать браки? И Джон… Тебе не кажется, что майор Лорн засиделся у тебя в заместителях?
Шеппарду стало неловко – все–таки Элизабет мудрая женщина. Когда прижимает, она идёт на мировую даже против собственной песни.
– Ты права, им с Зеленкой пора памятники ставить за то, что они нас с Родни до сих пор терпят.
МакКей состроил обиженную физиономию.
– Каков король, таков и первый советник.
– А как же вы? Когда мне ожидать ваше заявление?
Джон подумал, что Элизабет, должно быть, безумно одинока.
– Тебе правда стоит переехать к Хейтмейер. Она, Келлер и Биро буду рады твоей компании.
Элизабет уткнулась взглядом в тарелку.
– Спасибо за беспокойство, Джон, но со мной всё в порядке.
– Нет, не в порядке, – ничуть не смущаясь своей прямолинейности, парировал Декс.
– Ронон! – Тейла попыталась его приструнить.
На её беду сатеданец никогда не был сторонником пустой болтовни и если и открывал рот, то исключительно по делу, и говорил только правду.
– Но я же прав! – он окинул Элизабет критическим взглядом. – Вы и раньше–то были стройной, сейчас же откровенно похудели. Глаза красные, вы слишком часто плачете.
МакКей посмотрел на нее с беспокойством.
– Элизабет? – он заботливо взял её за руку. Запнулся, силясь подобрать слова. – Ты же знаешь, что тоже нужна нам.
– Родни, я в порядке, – она отняла руку, потом обвела сидящих за столом внимательным взглядом. Убедившись, что никто не смотрит на нее с откровенной жалостью, Элизабет облегченно вздохнула. Жалость уничтожила бы остатки её самообладания.
– Я всё еще ваш лидер…
– Пегас не Земля, – мягко напомнил Джон. – Ты можешь жить по–другому.
Элизабет невесело фыркнула.
– Джон, люди не меняются в одночасье. Пойдут слухи…
– Плевать, – Шеппард не хотел видеть, как она сдается. – Политкорректность – штука, конечно, полезная, но всему же есть предел. Мы – всё, что осталось от нашего родного мира. И каждый из нас имеет право на свое личное счастье, главное – не мешать остальным, – и добавил уже тише. – Забудь о старых предрассудках. Дай себе шанс на счастье.
Откашлявшись, Родни прикусил губу.
– Элизабет, не обижайся, но у тебя ничего не получится, если ты и дальше будешь жить с оглядкой на чужое мнение. Ты отличный руководитель, а остальное никого не касается.
Доктор Вейр задумчиво посмотрела на Тейлу.
– Не хочешь стать моим заместителем?
– Очень заманчиво, но на моих условиях, – Тейла улыбнулась. Она не хотела, чтобы Элизабет оскорбилась и пошла на попятный. – Тебе придется научиться слушать мнение не только своих соотечественников.
– Меня заносит, да?
– Есть немного, – кивнул Родни. – Идея превратить рейфов в людей была на редкость пакостной.
Джон поморщился, вспомнив, что вышло из той затеи. Скосив глаза на Родни, Шеппард отметил, как тот расстроен. Да уж, воспоминания о Майкле для их семьи никогда не будут приятными.
– Вот–вот, – подхватила Тейла. – Если твое предложение все еще в силе, нам придется серьезно поговорить.
Шеппард вздрогнул: вид поникшей Элизабет ему не нравился. Тыкать её носом в профнепригодность он не собирался, но другого выхода не видел. Как бы жестоко ни выглядели действия и слова Тейлы и Ронона, оба были правы. Элизабет должна соотносить свои решения со спецификой их нового дома. Возможно, если бы они сделали так раньше, многих неприятностей удалось бы избежать.
– В силе, – кивнула Элизабет и уже тише добавила: – Спасибо за откровенность.
– Я всегда была с тобой честна, – заверила её Тейла. – Уверена, ты просто зашла в тупик.
– Не без этого, – Элизабет отодвинула от себя тарелку. – Обсудим твои обязанности завтра? После завтрака?
– Хорошо. За чашкой чая, – Тейла ободряюще улыбнулась.
– Он нам понадобится.
– Элизабет, я понимаю, что жить с соседями не всегда комфортно, иногда их даже хочется пристукнуть подушкой, но они все же лучше одиночества, – Родни говорил серьезно, без малейшего намека на юмор.
– Возьму на заметку.
Тейла посмотрела на мужчин немного укоризненно. Мужчины благоразумно умолкли. Остаток ужина проходил в относительной тишине. После Шеппард вызвался мыть посуду, Элизабет под предлогом помочь увязалась за ним.
– Джон? – позвала она, споласкивая большое блюдо.
– Да? – он включил устройство, напоминающее земную посудомоечную машину.
Элизабет обвела взглядом гостиную.
– Как это случилось?
Джон пожал плечами. Он правда не знал.
– Не знаю, как–то само. Судьба, наверное, – он посмотрел на нее с легким любопытством. – А почему ты спрашиваешь?
– Ты совсем не боишься? – он недоуменно моргнул. – Отношения трудно построить и с одним человеком…
Джон понимающе кивнул, вытер руки.
– Я понимаю, о чем ты. Мой первый брак был для меня филиалом ада на Земле. Но здесь… Сейчас все по–другому. Свой выбор я сделал сам. И ответственность за него лежит на мне и ни на ком ином.
– О, вот как.
– В любом случае, время покажет, так ли мы правы с созданием менатов. Кстати, встречаться по старинке никто не запрещает. Мы лишь приняли новые правила игры и пытаемся к ним приспособиться.
Элизабет смотрела на него внимательным, пронизывающим взглядом.
– Я запомню. И мне, пожалуй, пора. Завтра утром я жду группу Лорна у себя.
– Я тебя провожу.
– Спасибо за ужин, – кивнула Элизабет Тейле.
– Ты всегда желанный гость, Элизабет, – Джон говорил от всего сердца.
Закрыв за ней дверь, Шеппард с облегчением выдохнул. На диван рядом с Родни подполковник буквально стек. Ронон задумчиво посмотрел в потолок, потом на Шеппарда.
– Я могу перевезти её вещи к Хейтмейер тайно. Пока ее не будет в комнате.
Джон на секунду прикрыл глаза.
– А это мысль!
Тейла посмотрела на них, как на маленьких детей.
– Не сработает. Вы с Родни были готовы к отношениям, Элизабет – нет.
Ронон страдальчески закатил глаза. Джон обиженно хныкнул.
– Обломщица. Где твое чувство юмора?
– У меня есть идея получше, – она хитро улыбнулась. – Надо свести её с Эваном. Поверьте, он будет только за!
Тейла – прирожденная сводница, подумал Джон. Правда, методы у неё гестаповские, зато эффективные на все сто. Он посмотрел на Родни, улыбнулся и объявил:
– Я в деле.

Конец

@темы: Категория: слэш, МакШеп, Переводы, Фанфики

Комментарии
2012-01-29 в 19:23 

il diciannove
Ты боишься и поэтому хочешь уснуть назад. А надо проснуться вперёд. ©
– Подполковник, доктор МакКей просит, чтобы вы подошли к нему. Желательно немедленно.
– Он размахивал руками или вопил от ужаса? – уточнил Шеппард.

– Первое… наверно.
– Значит, нас ждут хорошие новости.
Всегда есть кусочки, которые особенно по душе.

И то, что они предлагают, может дестабилизировать окружающих!
Таки да!

Асмея, огромное спасибо (дубль два) за перевод.
Огромное-огромное!

2012-01-29 в 19:26 

Асмея
Самое ценное, чему научила меня жизнь: ни о чем не сожалеть/Ин лакеш
Поднимающийся из глубины, это вам спасибо, всегда приятно знать, что все твои мытарства не зря и кто-то улыбнулся :)

2012-01-29 в 19:30 

il diciannove
Ты боишься и поэтому хочешь уснуть назад. А надо проснуться вперёд. ©
Асмея, поддерживаю.

   

Город на краю Океана

главная