Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:51 

Тhirty-nine kisses.

Molly_Malone
Precisely!
Название: 39 поцелуев
Автор: yin-again
Переводчик: Molly_Malone
Бета: Сам себе грамотей-опричникЪ
Категория: Slash
Рейтинг: PG-13 (прим. пер.: скорее R)
Пейринг: Шеппард/МакКей
Отказ: Don't own, don't know, don't ask, don't tell.
Саммари: – Они что, серьезно? – голос Родни за три слова поднялся на октаву.
Разрешение на перевод: запрос направлен

Поцелуй меня 39 раз

– Они что, серьезно? – голос Родни за три слова поднялся на октаву.
– Я полагаю, да, – ответила Тейла и слегка нахмурилась в замешательстве. – Они хотят увидеть тридцать девять поцелуев в качестве подтверждения любви и гармонии среди членов экспедиции.
Джон оторвал взгляд от своих рук.
– Мы можем распределить их между людьми или все тридцать девять раз должны целоваться только двое?
Тейла обсудила это с делегацией хантуранцев, собравшейся в конференц-зале. Ронон, Зеленка, Лорн, МакКей и Элизабет все сидели как на иголках. Джон рассматривал ноготь большого пальца своей левой руки.
– Одна пара должна поцеловаться тридцать девять раз, – сказала Тейла. Представители у нее за спиной улыбнулись и согласно закивали, как будто она только что представила их лантийцам.
Зеленка посмотрел на Элизабет, Элизабет посмотрела на Лорна, Лорн посмотрел на Тейлу, Ронон посмотрел на Тейлу, Тейла уставилась в потолок, Родни уставился в пол, а Джон рассматривал ноготь большого пальца своей правой руки. Хантуранцы беспокойно задвигались.
Джон поднял взгляд от своих рук, сложенных на коленях и взглянул прямо на Родни. Все остальные тоже уставились на Родни. Родни продолжал рассматривать пол.
– Родни, – сказал Джон. Родни поднял голову и поморгал около семи раз прежде чем окинуть взглядом комнату и понять, что все на него смотрят. Он переводил взгляд с одного лица на другое, оставив Джона напоследок. Когда глаза Джона встретились с его, Родни улыбнулся и слегка покраснел.
Джон поднялся на ноги, сел на край стола и раздвинул колени. Он посмотрел на Родни, потом на кусочек пола между своими коленями. Родни. Пол. Родни. Пол. Родни на десять секунд. Пол на одну секунду. Родни.
Родни покраснел еще сильнее, но все же поднялся и медленно двинулся к Джону. Когда он стал у Джона между ног, он поднял руки, не зная, что с ними делать. Джон ухватил его за запястья и направил его руки вниз. Родни сообразил и положил ладони на ноги Джона, обхватив его мускулистые бедра.
Джон поднял руки и обхватил лицо Родни, когда тот наклонился вперед. Губы Джона были такие мягкие, что Родни не мог устоять и открыл рот Джона своими губами, скользнул языком по внутренней стороне его нижней губы.
Родни обхватил бедра Джона еще крепче и провел большими пальцами по внутреннему шву его штанов. Джон углубил поцелуй, его влажный горячий язык коснулся языка Родни и скользнул дальше к нему в рот.
Джон застонал и через секунду застонал и Родни. Джон хотел было оторваться от него, но Родни одной рукой обхватил его шею и затылок и прижал ближе. Джон большими пальцами поглаживал волосы за ушами Родни. Родни еще раз провел языком вдоль языка Джона и выпустил его, втянул нижнюю губу Джона.
Джон неотрывно смотрел на Родни широко открытыми, потемневшими глазами, Родни смотрел на него в ответ. Позади несколько людей кашлянули и Лорн сдавленным голосом произнес, – Один.

Семнадцатый – восемнадцатый

Задыхающимся голосом Джон спросил.
– Лорн, это который был по счету?
Лорн прокашлялся, но его голос все равно был хриплым: – Семнадцатый, сэр.
И лантийцы, и хантуранцы расположились в удобных креслах конференц-зала, но практически все сидели как на иголках, все взгляды были прикованы к Джону и Родни.
Джон держал лицо Родни в ладонях, а Родни так и льнул к нему, его губы были красными и припухшими, а глаза сияли.
– Ты как? – спросил Джон.
– В порядке, – ответил Родни. – Ноги устали.
Джон встал со стола и сделал несколько шагов назад, ведя Родни перед собой. Ронон подтолкнул к ним кресло и Родни в него плюхнулся.
– Готов? – спросил Джон.
Родни взглянул на него всё так же сияющими глазами и похлопал себя по ногам.
– Иди сюда.
Джон сел к нему на коленки верхом, поерзал, чтобы устроиться поудобнее ну и еще, чтобы потереться о бугор на штанах у Родни. Родни ухватил его за загривок и притянул к себе.
– Когда мы здесь закончим, – он выдохнул ему в ухо, у Джона от этого прошла дрожь по всему телу, – мы пойдем ко мне я тебя трахну.
Джон поднял голову и улыбнулся.
– Окей, – он ответил. – Готов к номеру восемнадцать?
– Давай! – ухмыльнулся Родни, приближая свое лицо к Джону.


Двадцать три

Боже правый, они только на двадцать третьем, а Лорну кажется, что он сейчас помрет. Судя по тому, как МакКей вытягивает и разминает свои ноги, кажется, скоро они у него совсем занемеют, поэтому смена позиции неизбежна. А Лорн не знает, сможет ли он вынести то, что за этим последует. Правда.
Он ловит взгляд Вейр. Ее щеки все зарумянились, а взгляд чуть-чуть несфокусирован, но все же она моргает и приходит в себя достаточно, чтобы обратить на него внимание.
Он указывает на дверь и одними губами произносит “туалет”. Она молча кивает головой.
Лорн засовывает руки в карманы и надеется, что в контрольном зале никто не заметит, что у него стояк. Все в любопытстве понимают на него глаза, когда он выходит из конференц-зала – уж очень долго они там сидят. Он старается выглядеть как ни в чем ни бывало и идет к ближайшей уборной, стараясь не перейти на бег.
К счастью там пусто, он заскакивает в первую же кабинку и запирает дверь. Две секунды и его штаны расстегнуты и член в руке. У него стоит так, что надолго его не хватит. Он старается думать о чем-нибудь – о чем угодно, кроме своего командира, обнимающего МакКея, его локти на плечах у Родни, пальцы в его волосах. Он старается не думать о руках МакКея, большых, умелых и надежных, держащих Шеппарда за бедра, большие пальцы отогнуты и обхватывают его бока спереди.
Он сдается и вспоминает двадцать третий поцелуй, тот самый из-за которого он и сбежал из зала. Так получилось, что МакКей и Шеппард повернули свои головы таким образом, что у Лорна оказался наилучший угол обзора, чтобы видеть как длинные пальцы Шеппарда нежно поглаживают Родни за ухом, по выступающей косточке, на мгновение он видит, как их языки скользят друг по другу. Он был достаточно близко, чтобы услышать хриплый смех МакКея прямо в губы Шепарду, а тот в ответ хихикнул как старый развратник.
Как только он произнес “двадцать три”, Лорн знал, что ему надо выбираться из комнаты или он кончит прямо себе в штаны. Уперевшись рукой в стену, он вздрагивает и кончает, стараясь при этом не заляпать форму. Не то чтобы хоть кто-то в комнате не понимал, зачем он вышел, просто нет нужды делать это настолько очевидным.
Он застегивает молнию и выходит из кабинки, чтобы вымыть руки и плеснуть холодной воды в лицо. Идти обратно в конференц-зал гораздо проще. Когда он открывает дверь, он слышит как Ронон произносит “двадцать пять”, его голос еще ниже обычного.



А у всех – тридцать первый

После поцелуя номер тридцать Элизабет вытащила две бутылки с водой из маленького холодильника под столом и передала им. Джон сел поровнее у Родни на коленях и залпом выпил свою почти полностью. Он заметил, как Родни смотрит на его горло, и почувствовал, как струйка воды сбегает с его губ за воротник.
Родни выпил половину своей воды и облизнул губы, казалось, что они скоро могут потрескаться. Джон хотел склонить к этим губам свою голову и облизать их, но это могли бы засчитать за один поцелуй, а он был настроен не потерять ни единого. Радек постучал ему плечу и вручил гигиенические помаду. Джон подумал, что надо бы завтра угостить его действительно хорошим кофе. Конечно, если он сможет завтра ходить.
Бальзам приятно согревал и успокаивал губы. Он сжал их, а потом намазал еще раз, и передал Родни, тот сделал то же самое. Джон забрал тюбик и не глядя, кинул его назад, Радек ловко поймал его.
– Сменим позу? – спросил Джон, взглянув на Родни.
– После этого, – улыбнулся в ответ Родни.
Джона притянули, чтобы нежно прикоснуться губами. А потом Родни притянул его еще ближе. Поцелуй номер тридцать один был сплошь скользящие губы и прохладные от воды языки. Джон провалился в него с одной мыслью, что у него теперь всегда будет вставать на запах вишни.


Тридцать восемь

– Тридцать семь, – Тейла практически мурлыкала. Родни взглянул на нее, ему показалось, что рука Ронона была под столом и в очень близком соседстве с ее … ногой.
Между тридцать первым и тридцать вторым поцелуем они с Джоном сменили позу, теперь Родни сидел на полу спиной к стене, Джон сидел боком между его ног, его ноги лежали под левой ногой Родни, а спиной он опирался на согнутое правое колено Родни, руки Джона обхватывали шею Родни. Смотрелись такие объятия несколько сентиментально, но им было уже сложно придумать другой способ, при котором не нарушалась бы циркуляция крови.
Зрители сели в своих креслах поудобнее, чтобы смотреть дальше.
– Почти всё, – прошептал Джон в шею Родни, Родни прошелся носом по его виску.
– Не жалеешь? – Родни не поднял своей головы.
– Не-а, – ответил Джон, – я бы этим всю ночь занимался.
Родни прижал Джона ближе к себе и потерся о его бедро.
– Ну, может, не всю ночь, какое-то время нужно и спать.
Джон поднял голову и Родни обвел языком идеальный изгиб его нижней губы, а потом игриво прикусил ее. Рука Джона в его волосах притянула его ближе, и Родни провалился в поцелуй.



Один для всей команды

Шан – глава Хантуранской делегации – громко хлопнул в ладоши.
– Полковник Шеппард, доктор МакКей, вы к нам не присоединитесь?
Джон разогнул руки, ноги, поднялся и помог Родни встать на ноги. Остальные лантийцы тоже поднялись, все мужчины стали поправлять свою одежду.
Шан безмятежно улыбнулся всем вокруг
– Мы очень довольны вашим проявлением гармонии и доверия. По-моему, мы никогда раньше не видели такого исполнения этого ритуала!
Другие хантуранцы улыбнулись и охотно закивали головами. Шан снова им улыбнулся.
– И согласно традиции, мы все присоединимся к вам в последнем поцелуе, чтобы скрепить наш союз, друзья!
После этих слов хантуранцы повернулись друг к другу и поцеловались в обе щеки, почти как русские. Зеленка чуть не умер, пытаясь сдержать смех, да и остальные выглядели очень смущенно.
– А, к чёрту! – сказал Лорн, перебросил Элизабет через локоть и, склонившись, поцеловал ее, такой поцелуй украсил бы финальные кадры любого черно-белого кино. Закончив с Элизабет, Лорн повернулся в Зеленке и проделал то же самое.
Ронон обхватил Тейлу и поднял ее в воздух, во время поцелуя они оба смеялись.
Джон посмотрел на Родни, Родни смотрел на него в ответ. Джон подумал, выглядел ли он настолько же растрепанным, зацелованным и истомленным как Родни. Мысли покинули его голову, когда Родни взял его лицо в свои большие, теплые ладони и прикоснулся к его губам в скромном поцелуе, прошептав “сегодня вечером”.



39+

Тридцать девять. Это число скоро будет его любимым. А еще оно же будет его самым нелюбимым. Как только все очнулись от вихря поцелуев настало время для повсеместно распространенной Церемонии Прощания, у хантуранцев, естественно, была своя версия этой церемонии, настоящего эндемика галактики Пегас, наряду с неизбежным Фестивалем Урожая и не таким уж редким Ритуалом Плодородия.
Церемония была длинной и скучной, а Родни никак не мог сконцентрироваться из-за того, что вся кровь ушла не в ту голову. Естественно, Церемония Прощания продолжалась тридцать девять минут. Родни не мог даже взглянуть на раскрасневшееся лицо Джона, пока Элизабет вела их собственную версию Ритуала Прощания. Они разработали его, когда, наконец, заметили, что только у них не было этого ритуала, а все остальные ожидали того, чтобы он был.
Обычно Джон и Ронон выдумывали церемонии на ходу, часто это включало нечто, похожее на игру с прыжками на одной ноге и цитированием стихов “Мотли Крю”. Церемонии Элизабет была не такой глупой. И там от Родни не требовалось знать "Shout at the Devil" наизусть. Его усилия по лоббированию увенчались успехом и церемония заканчивалась словами “So say we all” [прим.пер. самая распространенная цитата из “Battlestar Galactica”, 2004], хотя Элизабет до сих пор иногда на него хмурилась.
Наконец, все закончилось. Элизабет и остальные проводили хантуранцев к Вратам. Родни и Джон остались в своих креслах и неотрывно смотрели друг на друга. Они оба все еще выглядели основательно растрепанными. Родни откинулся на спинку и провел рукой по своим взъерошенным волосам. Ему сразу вспомнились самые лучшие поцелуи
Джон, сидящий на нем верхом, его теплое и тяжелое тело на его коленях. Твердый член упирается в живот Родни, острые локти ему в плечи, большие теплые руки Джона зарылись в его волосы. Губы Джона вжимаются в губы Родни, а язык хозяйничает в его рту. Его беспомощный смех, когда Джон слегка втянул его нижнюю губу, пошлый смешок от Джона прямо в его губы.
Эти мысли явно не помогали. Член все так же упирался в штаны, влажная ткань трусов только усиливала ощущения. Родни поёрзал в своем кресле и взглянул на Джона.

_________________

Сидеть боком у Родни между ног. Эта поза не должна нравиться так сильно. Особенно на виду у всей команды, Элизабет, Лорна. Не важно. Сидя на жестком полу, упираясь спиной в колено Родни, руки вокруг шеи Родни…
Рука Родни на его талии. От этого он как-то чувствует себя меньше. Более защищенным. От этого он еще больше вжался в крепкое тело Родни. На глазах у всех – его команды, Элизабет, Лорна.
Другая рука Родни крепко держит его зад, большой палец поглаживает выступающую спереди тазовую косточку. В бок упирается напряженный член Родни.

Чёрт, у него опять стоит. Если только Родни приблизится и коснется его, хотя бы просто прикоснется рукой к его члену… Джон явно порушит остатки своего крутого имиджа, когда ему придется выйти из конференц-зала. Он ни за что не сможет скрыть большое влажное пятно на брюках. И, скорее всего, Родни придется его оттуда тащить, потому что результат всей этой прелюдии будет сногсшибательным. От этих мыслей его отвлек Родни, он что-то говорил.

_____________

– Расскажи мне об инвентаризации в оружейке, – повторил Родни. – Расскажи мне что-нибудь скучное, нудное и глупое. А потом я тебе расскажу что-нибудь скучное, нудное и глупое и, надеюсь, мы сможем покинуть эту комнату, не кончив в штаны.
Он прикрыл глаза, когда Джон застонал и вздрогнул на этих словах.
– Джон, – рыкнул Родни. – Инвентаризация!
– Хорошо, – Джон явно старался успокоить свое дыхание. – Во-первых, надо найти формы. Их никогда нет там, где ты их оставил в последний раз…
Родни подумал, что может быть это и сработает, если он не будет смотреть на губы Джона.
_____________

Разговор о работе помог, слава богу. Джон держал свой взгляд ровно над левым плечом Родни все то время, пока рассказывал о процессе инвентаризации. Точно так же, как он когда-то объяснял это Лорну. Конечно, в тот раз у него не было такого стояка.
На середине обзорной лекции Родни по полимерной химии Джон, наконец-то, чуть обмяк. Он облегченно вздохнул и вопросительно взглянул на Родни. Родни замолчал, глянул на свои штаны и криво улыбнулся Джону.
– Пойдем, – сказал Джон, – нам еще к тебе добираться, а я не думаю, что мы сможем надолго сохранить приличный вид.
Он махнул рукой в сторону головы Родни.
– Пригладь волосы, ты выглядишь, как будто целовался пару часов подряд.
– Замолчи! – ответил Родни, приглаживая волосы. – Еще одно слово и мы опять будем болтать здесь об инвентаризации и полимерной химии еще минут двадцать.
У Джона аж дыхание сбилось, но он поднялся и поправил форму. Родни кивнул ему.
– Попробуем выйти раздельно или плюнем и пойдем вместе?
Джон позволил Родни выйти из конференц-зала первым и сразу последовал за ним.
И пока они шли через мостик к коридору в жилой сектор ни один человек на них не взглянул. “Черт возьми,” – подумал Джон, – “сплетни разносятся просто невероятно быстро”!

_____________

Они добрались до комнат Родни и вошли внутрь. Всю дорогу Родни думал, будет ли какая-то неловкость, может они войдут, и смогут смотреть только в пол или на свои руки. Оказалось, его тревоги были напрасными.
Как только закрылась дверь, Джон сразу на него накинулся, стал подталкивать его к кровати и вниз, забрался на колени и запустил руки в волосы.
Джон осыпал лицо Родни нежными поцелуями, перемежая их стонами и шепотом.
– Черт, не могу поверить, что у меня стоял почти всю эту лекцию по химии. Каждый раз как ты говорил “дать” или “в” я просто не мог не думать об этом.
– Ты? – удивился Родни. – Это мне пришлось слушать, как ты говоришь о пушках и том, что к каждой вещи надо прикоснуться при пересчете. Да я теперь никогда не смогу смотреть спокойно на ящики с оружием.
Джон нагнулся и потерся о щеку Родни, потом подтолкнул его, чтобы тот лег, а сам остался сидеть верхом.
– Ох, – выдохнул Родни, – это хорошо.
Он думал об этом весь день, о том, как у них все произойдет, когда, наконец, уже будет возможность. Как Джон трахнет его, в рот или в зад? Или Джон захочет быть снизу? А если так, то как интересно он должен сдержаться и не кончить на полпути внутрь?
– Хватит думать, – сказал Джон, – просто поцелуй меня. Поцелуй меня, Родни.
Вместо этого Родни оттолкнул его, чтобы подняться на ноги.
– Раздевайся! – приказал Родни, – я хочу целовать тебя лёжа. Лёжа и без одежды.
Пальцы Джона начали расстегивать пуговицы на рубашке, а Родни ухватился за его ремень.
– Черт, черт! – застонал Джон, его голос звучал чуть тоньше от напряжения. – Родни! Я кончу, как только ты меня тронешь, не могу больше ждать.
– Ничего, – сказал Родни, его пальцы замерли у Джона на бедрах, едва касаясь грубой ткани. –Я... Я тоже не могу ждать.
Родни запустил руку Джону в штаны и всё так и случилось, как только Родни коснулся его члена, Джон кончил, сжимая его плечи.
Родни повалил Джона на кровать и сам чуть не рухнул на него, едва успев выставить руки. Ему удалось впиться в губы Джона прежде, чем его накрыл собственный оргазм. Они целовались, пока руки Родни не начали дрожать от усталости, тогда он устроился сбоку рядом с Джоном.
– Извини, что так быстро, – Джон все еще пытался отдышаться.
Родни шлепнул его по губам.
– И ты называешь оргазм после трех часов предварительных ласк “быстрым”? Ты слишком высоко задираешь планку, чтоб тебя!
– Меня… Звучит очень заманчиво, – ответил Джон.
– Дай мне минуту. Хорошо, дай мне час, – вяло усмехнулся Родни.
Джон взял руку Родни и поцеловал ее.
– Хочешь помыться?
– Да, – ответил Родни, поглаживая пальцем кисть Джона.
– Знаешь, а мне понравилось, ну, целовать тебя, – сказал Джон.
– Мне тоже, – Родни и сам удивился, как легко было это сказать. Его палец на руке Джона замер и Джон слегка сжал его ладонь.
– Что? – спросил Джон.
Родни закрыл глаза и глубоко вздохнул, он должен был это узнать.
– Почему ты не выбрал кого-то другого?
Джон снова поцеловал руку Родни и приподнялся на локте. Он широко улыбнулся Родни.
– Потому что мне нужен не кто-то, а только ты.

@темы: Джон Шеппард, Категория: слэш, МакШеп, Переводы, Родни МакКей

Комментарии
2012-01-30 в 15:39 

il diciannove
Ты боишься и поэтому хочешь уснуть назад. А надо проснуться вперёд. ©
Восхитительно.
Три часа изо всех сил стараться наладить отношения с послами.
Мурлыкающая Тейла - это что-то невообразимо очаровательное.
Благодарность свою приношу вам.

2012-01-30 в 16:01 

Molly_Malone
Precisely!
   

Город на краю Океана

главная